Председатель совета землячества «Надымское», Ветеран труда
Катастрофа на Чернобыльской АЭС помешала бывшему второму секретарю Ямало-Ненецкого окружкома КПСС вернуться в родной Гомель. Благодаря этому в Тюмени появилось первое и самое многочисленное ямальское землячество — «Надымское». В свои 77 лет кавалер ордена Трудового Красного Знамени, Почетный работник Минтопэнерго и Миннефтегазстроя Александр Адамович Шульга продолжает заниматься общественной работой. Похоже, она в его жизни стала тем самым ленинским «важным звеном».
Как вы оказались на тюменском Севере?

Родился я в Белоруссии, в Гомельской области. Оттуда был призван в Советскую армию, а потом по комсомольской путевке приехал на Украину: сначала в город Сталино — нынешний Донецк, где работал на металлургическом заводе вальцовщиком прокатного стана, а потом в Днепропетровск. Там я устроился электросварщиком на знаменитый п/я 186, который сейчас называется Южный машиностроительный завод. Заочно получал образование, а когда узнал, что в Запорожском машиностроительном институте можно учиться моей профессии на дневном отделении, перевелся туда. Закончил институт и в 1968 году по распределению поехал в Тюмень. Я сам так решил, хотя мог выбирать: диплом я защитил на «отлично», и оценки тоже имел хорошие. Но «волосатой руки» на Украине у меня не было, а Тюмень в то время уже гремела своими открытиями в области нефти и газа. И я посчитал, что мое место там, именно на Тюменском севере я могу определиться по жизни и чего-то достичь.

Проработал я в Тюмени полтора года — заместителем начальника сварочного цеха завода строймашин. И вот на одном из партийных собраний (а я уже был коммунистом, вступил в партию еще в Сталино) мы разговорились с Петром Телепнёвым, тогда вторым секретарем обкома партии. Оказалось, он мой земляк, родом с Витебска. Сказал ему, что хотел бы вырваться на Север. А он: «Да нет вопросов, дадим тебе рекомендацию, езжай». И я отправился на строящуюся Сургутскую ГРЭС, но в самолете познакомился с начальником отдела кадров Миннефтегазстроя (все-таки мне по жизни очень везет на хороших людей). Он говорит: «Да не надо тебе на ГРЭС, лучше давай к нам — газопроводы и нефтепроводы строить». Вот так я оказался в СУ-4 треста «Нефтепроводмонтаж» в Сургуте, откуда нас через год перевели в город Надым. Вернее, тогда еще не город, а поселок. Были там железнодорожная станция, бараки, вагончики да самострой. Сначала я работал начальником участка, а потом начальником производственно-технического отдела.

Что больше запомнилось из тех времен?

Времена были изумительные: двери не запирали, все были друзьями, все праздники — и ямальские, и союзные, и дни рождения — отмечали вместе. Два «таллиннских» вагончика, между ними тамбур, в нем кухонька, вот там-то и собирались семьями.

На работе тоже скучать не приходилось. Под моим руководством на строительстве первого на Ямальском севере магистрального газопровода Медвежье — Надым — Пунга был сварен первый поворотной стык, потом, в январе 71-го, мы сварили первый потолочный стык. В нашем землячестве есть такой знаменитый бригадир — Костылев Андрей Степанович, вот он-то меня уму-разуму тогда в профессии и учил.

А почему решили уйти на партийную работу?

А я и не решал. Меня пригласили, и я сначала отказался. Но месяца через три меня снова позвали, говорят: «Вы имейте в виду, в другой раз приглашать не будем». Отдельно с женой моей побеседовали: «Если у него не получится, то место в его организации ему гарантировано, даже лучше, чем сейчас». Мне же сказали: «Кругозор твой увеличится. Отправим тебя учиться». И действительно, через год я стал слушателем дневного отделения Академии общественных наук при ЦК КПСС в Москве. Отучился два года на военной кафедре, получил звание старшего лейтенанта и должен был отправиться работать вторым секретарем в одну и областей Узбекистана. К счастью, нас тогда как раз посетил Юрий Долгих, первый секретарь ямальского окружкома партии, и я стал просить его вернуть меня на Ямал. Вот так я и переехал в Салехард. Сначала был завотдедом строительства, затем вторым секретарем окружкома партии.

Сейчас вы состоите в партии?

Нет, поскольку посчитал, что партия, которая называется «КПРФ», не соответствует моим принципам. Ну и, кроме того, жизнь все-таки отчасти меняет взгляды на прошлое, настоящее и будущее, и я не вижу себя ни в одной из действующих партии. Конечно, я понимаю, что мы наделали много ошибок, немало их совершаем и сегодня. Вместе с тем я поддерживаю курс Путина на сильную Россию, которую бы уважали. Не боялись, а именно уважали. И если бы мне надо было бы сейчас, как говорил Ленин, «найти важное звено и вытащить через него все остальное», я бы сказал, что наиболее важны для страны сегодня образование, наука, село и оборона. Именно через них можно поднять экономику. Правда, наша Тюменская область в этом смысле — благополучная территория по сравнению с другими регионами. Я считаю, что мне по жизни много везло, в том числе и тогда, когда я остался в Тюмени, хотя уже построил кооперативную квартиру в Гомеле. Я как раз должен был поехать покупать мебель, но в это время произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС, и над Гомельской областью прошел радиоактивный дождь. А я так хотел вернуться на родину...

В итоге мы с женой подумали-подумали, и решили, что лучшего места, чем Тюмень, нам не найти. Мы не прогадали. КПСС как раз взяла курс на омоложение кадров. Мне сказали, что я для партийной работы уже стар и направили меня работать генеральным директором объединения «Тюменнефтепродукт». И вот с 1987 года я живу в Тюмени, а с 2000 года, с момента основания нашего общественной организации, являюсь бессменным руководителем землячества «Надымское».

Сколько человек оно объединяет?

270 человек. Это самое большое ямальское землячество, а их сейчас в Тюмени уже 12. Мы были первыми.

Чем занимается землячество?

На каждый год мы разрабатываем обширный план мероприятий. Это и помощь нуждающимся, в том числе наши активисты посещают больных и одиноких земляков, это и походы в театры, в цирк, на концерты, поездки на экскурсии. Например, недавно мы побывали в Тобольске, Ялуторовске, Заводоуковске, Бердюжском районе. Теперь собираемся группой в 40 человек посетить Ишим. Но главное для нас — это, конечно, общение. Сделать так, чтобы землячество стало вторым домом для тех, кто потерял привычный круг знакомых и друзей.

Александр Адамович, как вы любите отдыхать?

Когда был помоложе, занимался охотой на водоплавающих, а сейчас не упускаю возможности съездить на рыбалку. Ну и, кроме того, у меня огород. Два участка рядом: 10 соток дочки и 10 соток наши с женой. У дочери вся инфраструктура, которую я построил, а у нас вагончик, который мы привезли с Надыма. Такой же, в котором когда-то жили, — «таллиннский». Пристроил к нему веранду, так что есть, где спрятаться от непогоды.

Текст: Алена Бучельникова. Фото: из архива А. Шульги
Интересное в рубрике:
Артем Бирюков — кандидат исторических наук, преподаватель кафедры отечественной истории ТюмГУ. А также создатель г...
Неужели это правда — прошло полвека с того времени, как веселые студенты отправились в свой первый стройотряд...
Кто-то рождается «с серебряной ложкой во рту», кто-то «с лыжами в руках». Но вели...
«Практикуя свободное письмо на английском, я вывела правило жизни, которое пока мне нравится. Оно состоит в том,...
После нескольких лет службы пожарный обзаводится собственной картой города, но не бумажной и не электронной. В памяти...
Прошли времена, когда общественная работа была уделом людей добрых, но чудаковатых, активных, но слегка «не о...
Илья Белостоцкий, московский режиссер, известный кинозрителям по многим сюжетам «Ералаша», стал близок тюменцам ...
Диссертацию он написал по творчеству Сергея Есенина, но защиту отложил на неопределенное время. К новым з...