Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Тюменской области

Первый ресторанный холдинг, успех которого в Сибири пока никто не повторил, первое место среди региональных отделений «Деловой России», первый бизнес-омбудсмен региона — все это закономерности добросовестной и командной работы. И постоянного стремления делать все, как можно лучше. Иначе — неинтересно.

Вы двадцать лет были предпринимателем, теперь стали бизнес-омбудсменом. Это правильная последовательность вашей жизненной цепочки?

Абсолютно правильная. Чтобы защищать права предпринимателей нужно самой пройти этот путь с самого низа. Понять почем он — предпринимательский фунт лиха. Это знание помогает всегда помнить о том, что за каждым обращением стоит судьба человека, причем чаще не одного, а целого коллектива. А потом, знаете, пришло какое-то новое понимание ценностей и желание сделать что-то большее. Не для себя, а для людей. Таких же, как я. Поэтому бизнес-омбудсменство — это логическое продолжение предпринимательской деятельности и общественной работы в качестве председателя регионального отделения «Деловой России».

Свою должность я образно определяю для себя как «адвокат бизнеса». У меня сейчас есть личная заинтересованность в развитии регионального бизнеса в общем, а не в частности какого-то отдельного.

Переход от собственного бизнеса на государственную службу был болезненным?

Вовсе нет. Предыдущие три-четыре года я львиную долю своего времени посвящала общественно-политической работе — активно участвовала в деятельности отделения «Деловой России». Так что переход получился плавный и поэтапный.

А вы всегда тяготели к общественной работе?

На самом деле, все это — мамино доброе влияние. Она в войну ребенком была вывезена из Ленинграда в Сибирь. Выросла в детском доме, а потом долгие годы сама работала в детском доме села Успенка. А я всегда была при ней, ее воспитанники были моими друзьями. По сути, росла с ними, во всем участвовала, как и остальные ребята этого Дома. В средней школе, конечно, тоже оказалась в центре всех событий. Была председателем совета дружины, председателем комитета комсомола, руководила культмассовым сектором, была бессменной Снегурочкой на новогодних вечерах, вела концерты, читала стихи, в том числе, собственного сочинения. Когда стала старше — делала то же самое, но уже будучи официально педагогом-организатором. С удовольствием вспоминаю те годы — тоже все вокруг бурлило и кипело: ребенка подхватила и пошла устраивать дворовый праздник, организовывать концерт, писать сценарий, выступать со сцены. Для меня это всегда было в радость.

Сейчас стихи пишете? Читаете кому-то?

Стихи очень люблю, и многое помню наизусть. Есенинскую «Анну Снегину» хоть сейчас расскажу от начала до конца. Но сама больше ничего не сочиняю. Хотя, кто знает, быть может, поэтический порыв меня еще настигнет. Но с литературой не попрощалась. Перечитываю классику. Только уже вслух. Это такое удовольствие — погружаться в красоту истинно русского языка... К тому же это несколько компенсирует неожиданное «изобилие» в моей жизни официальной литературы: кодексов и законов.

Это прекрасно, конечно. Но все равно удивительно, что вы построили настоящую ресторанную империю, а теперь надо вспахивать новое поле? И снова без конца и края...

В жизни нельзя почивать на лаврах. Видно, мне суждено быть в каком-то смысле «пионером». Сначала в ресторанном бизнесе, потом в «Деловой России», сейчас на посту Уполномоченного. Институт бизнес-омбудсменства ведь абсолютно новый. Тут нет «хоженых троп». Просто есть цель. И мы к ней идем. Хотя я ничего не продумываю на годы. Когда у меня появился первый ресторан «Максим», мне его одного хватало целых десять лет. Понимаете, это была настоящая любовь с коллективом: мы отмечали вместе праздники, устраивали собственные капустники, поздравляли наших ребятишек, готовили дни рождения друг другу. Постоянно что-то придумывали, улучшали, украшали. Первые семь лет я в отпуске не бывала вообще. Очень много работала, но чувствовала себя счастливой, потому что все делала с удовольствием.

А потом начала чуть-чуть путешествовать, смотреть на другие города и страны. И эти впечатления привозила домой. Так стали появляться новые заведения. Мне всегда хотелось удивлять и радовать. Караоке-ресторан — а почему у нас нет? Должен быть. Такая же история с кофейнями. Тогда они только в Москве да Питере были. Даже в соседнем прогрессивном Екатеринбурге и то подобных заведений не было.

С «Чумом» было уже иначе. Мы сознательно искали какую-то «фишку». Ну как так! — Север рядом, сколько народа связано прочными узами — север-юг, хотелось это отразить в ресторанном деле. Снарядили экспедицию, и вместе с музейными работниками отправились за экспонатами. Что-то привезли из экспедиции, что-то дарили наши гости. И теперь «Чум» — это ресторан-музей не только по названию, но и по сути своей.

И так прошло еще 10 лет?

Точно. Спустя почти двадцать бизнес-лет мне предложили создать в Тюмени региональное отделение общественной организации «Деловая Россия». Согласилась. Через полтора года наше отделение заняло первое место в стране.

Сложно было на первых порах?

Скорее, нет. Принцип работы такой же, как в бизнесе — собрать команду единомышленников. Отличие в том, что общественная работа оплаты не предполагает, значит, и единомышленники должны быть одной крови — люди, которым в жизни «больше всех надо», неравнодушные, болеющие не только за свое дело. Например, делороссы вышли к губернатору с инициативой сохранить на 2014 год минимальную налоговую ставку в размере пяти процентов по упрощенной системе налогообложения (по России диапазон был от 5 до 15 процентов). Чтобы нагрузка на бизнес была полегче. А так как Владимир Владимирович взвешенно подходит к бизнесу, он посчитал наше предложение оправданным. Забегая вперед скажу, что мне сейчас некоторые мои коллеги -уполномоченные немного завидуют — «везде бы были такие губернаторы, как у вас..»

В статусе уполномоченного по защите прав предпринимателей вы тоже порой влияете на законы, вмешиваетесь, если вдруг что-то не так?

Конечно, это одна из прямых обязанностей нашей службы. К примеру, так было с законом «О рекламе». Это довольно известная история, когда две поправки к закону противоречили одна другой и привели к полной невозможности рекламировать медицинские услуги. Даже просто в плане их перечисления. С этой проблемой ко мне на прием пришли представители «Западно-Сибирской стоматологической ассоциации». Чтобы избежать детализации, отмечу, что результатом общих усилий стало изменение закона, необоснованные ограничения по рекламе медицинских услуг были сняты. Кроме того, наша служба ведет немалую просветительскую работу. В 2014 году важным направлением стало разъяснение предпринимателям вопросов оспаривания кадастровой стоимости земли.

Если бы институт бизнес-омбудсменов существовал лет 15 назад, с чем бы вы обратились?

Видите ли, мы, по сути, первое поколение свободных предпринимателей в России. Нам никто не помогал. Мы действовали на свой страх и риск в условиях, когда кредиты были под 300-400 процентов. Конечно, мы совершили немало ошибок, а потом сами же несли за них ответственность. Сейчас для начинающих бизнесменов предусмотрены консультации, учеба, государственная поддержка и т.д. С другой стороны, в то время было больше свободных ниш, но зато сейчас такой простор для людей с инновационным типом мышления! В бизнесе, как и в жизни, штиля не должно быть. Важно поймать свою волну!

Для уполномоченного по защите прав предпринимателей есть критерии — вот это солидный бизнес, средний, или крупный, а вот это — совсем мелкий? Может на проблемы «малышей» не стоит и распыляться?

Я в своей работе не делю бизнес на мелкий и крупный, на значимый и незначительный. Любой бизнес важен. У каждого свои задачи. Пусть даже человек сам на себя работает. От этого ничего не меняется. Важно, что он трудится, кормит себя и свою семью, не сидит на шее у государства, ничего ни у кого не просит. Это самое главное. Каждый труженик достоин уважения. А если надо — и помощи. Кстати, именно такие микропредприниматели чаще всего обращаются в нашу службу за защитой. А все потому, что именно они — самая легкая добыча для разного рода проверяющих органов. Они, как правило, беззащитны, юридически не подкованы и не могут оказать достойное сопротивление в случае, если проверяющий орган действует незаконно. За инспектором стоит целая государственная машина. А кто стоит за маленьким предпринимателем? Никто. Впрочем, сейчас стоит — Уполномоченный по защите прав предпринимателей.

Кстати, за 9 месяцев 2014 года у нас было 130 обращений, то есть, примерно, по полтора десятка в месяц. Я говорю сейчас только о тех обращениях, что находятся в зоне нашей ответственности, тех, которые мы принимаем в работу. Конечно, предпринимателей приходит гораздо больше: кто за консультацией, кто за советом, кто-то вносит предложения. В каждое дело надо вникнуть, разобраться по совести.

По роду своей бывшей работы вы знакомы со многими бизнесменами. Это не осложняет новую работу? Вдруг знакомый по-свойски обратится за помощью?

Пусть обращается. Если мы установим факт нарушения прав, то обязательно примем обращение в работу. И тут неважно «по-свойски» он пришел или не «по-свойски». Защиту от нас в рамках закона получит любой. Наша задача — быть связующим мостиком между бизнесом и властью. Знакомства в нашем деле никак не могут влиять на решение.

А ваши дети... По какому пути пошли? По предпринимательскому?

Младшая дочь — в силу возраста о выборе пути еще не задумывается. Сейчас для нее главное — учеба и музыка. Сыновья выбрали предпринимательскую стезю. Что неудивительно, ведь всю жизнь у них перед глазами был живой пример. Старший сын занимается ресторанным делом, а средний делает первые шаги в абсолютно другой сфере бизнеса. Я на них в этом смысле стараюсь не влиять. Это должен быть их собственный выбор. Ведь счастье — это идти с удовольствием на работу, а вечером с удовольствием возвращаться к любимой семье. А еще для меня счастье то, что я научилась жить здесь и сейчас. Я помню прошлое, думаю о будущем, а живу настоящим.

Пройдет еще десять лет... Появится что-то новое, интересное и значимое?

Вполне возможно. Я открыта для жизни...

Текст: Инна Суворова. Фото из архива бизнес-омбудсмена.

Интересное в рубрике:
Marina Lebedeva: «Вот говорят — важно с кем ты общаешься. Если свежий огурец попадет в банку с солеными...
Геолога не зря называют разведчиком — при его участии открыто и разведано более ста газовых месторождений в&n...
Англичане говорят: у занятых людей всегда найдётся время. Юрий Шафраник за один день в Тюмени прочел две лекции в&n...
В 60-е годы, когда началось освоение месторождений Западной Сибири, один сургутский журналист посвятил целую полосу газеты св...
Стиль своих работ Евгений Корнильцев определяет, как «загадочный реализм». Его рождественская серия картин «Пятое...
Она изучает традиции народов, населяющих Тюменскую область, собирает заговоры и колыбельные песни. При этом демонстрирует под...
История создания компании датируется 2011 годом, но де-факто она начала формироваться еще в 90-е годы. Это было уди...