Президент областной автономии казахов
Его прадед стоял у истоков основания самого северного казахского колхоза имени Дальневосточной Красной Армии (он же — аул Садок), который находился в нынешнем Нижнетавдинском районе. Вероятно, именно от прадеда Есенгалию передался дух первооткрывателя — и спустя несколько десятилетий он создал на сибирской земле первую в Тюменской области казахскую национально-культурную автономию.

Выходит, вы коренной тюменец?

— Почему-то все этому удивляются. Но да — и мой отец, и я родились уже в Тюмени. Мои предки переселились на сибирскую землю еще в 1930-е годы коллективизации, когда им пришлось бежать с исторической родины от голода и репрессий. Детям степей, которые всю жизнь занимались скотоводством, предстояло на новом месте научиться возделывать сельскохозяйственные земли. И на помощь нашим дедам партийное начальство присылало из соседних деревень русских, татар, чувашей, которые знали толк в растениеводстве. С тех пор и по сей день они и представители многих других народов, населяющих Тюменскую область, — добрые соседи казахов.

Интересно, как ваши родители осознавали себя — казахами или гражданами Советского Союза вне национальности?

— У людей поколения моих родителей не принято было выпячивать свою национальность и вероисповедание. К тому же, отец был партийным работником. Но так или иначе казахские и мусульманские традиции в нашей семье и в других казахских семьях, которые давно перебрались на сибирскую землю, всегда беспрекословно соблюдались. Это все, что касается воспитания: детям прививали уважение к аксакалам, гостеприимство, трудолюбие... И, конечно, мы справляли все традиционные праздники, накрывали стол для гостей, сами ездили в гости.

В детстве у вас появлялось желание побывать на исторической родине?

— И я ездил вместе с семьей к родственникам в Северо-Казахстанскую область, что буквально «за огородами». А в других регионах Казахстана побывал, только когда уже начал заниматься общественной деятельностью. Посетил и село Жаркын, откуда родом мой прадед — это бывший Пресновской район Северо-Казахстанской области. Если честно, чувства были непередаваемые. Вообще, каждый раз заезжая в Казахстан и вдыхая запах полыни, я чувствую, что попадаю на родину. Но проходит несколько дней и мне хочется домой, в Тюмень.

А чем для вас пахнет она?

— Ммм... Я бы сказал, пахнет родным домом, а еще благополучием.

С чего началась ваша самостоятельная трудовая жизнь?

— До армии я занимался мелкой торговлей: с товарищами покупали мясо в районах, перепродавали его в городе. И для девяностых годов это было вполне нормальное занятие, которое приносило неплохие деньги. Потом пошел служить в армию, в ракетные войска стратегического назначения. Думал, что, вернувшись, снова налажу торговлю. Но так получилось, что в мое подчинение попали ребята, закончившие Барнаульский университет. Я смотрел на них и понимал, что значит образование... Наверное, это знакомство сыграло решающую роль в выборе дальнейшего пути. Демобилизовавшись, я сразу же поступил в сельхозакадемию на ветеринарного врача.

Неожиданно...

— Профессия ветеринара, зоотехника в те годы считалась очень престижной среди казахов, потому что наш народ всегда занимался скотоводством. Вот и мои старшие родственники, когда дело дошло до выбора специальности, настояли именно на этой. Даже заверили, что к тому времени, когда я отучусь, как раз освободиться место в лаборатории — один общий знакомый собирался уходить на пенсию. Однако уже на первом курсе я понял, что это не мое. Но уже тогда я придерживался мнения, что все начатое обязательно надо доводить до логического завершения. И я доучился, компенсируя не очень высокий интерес к специальности общественной деятельностью.

Я собрал вокруг себя студентов-казахов, мы заручились поддержкой тогдашнего ректора Николая Васильевича Абрамова, вышли на комитет по делам национальностей и комитет по делам молодежи и в 2003 году создали областную молодежную казахскую общественную организацию «Бирлик». Ни у одной диаспоры в Тюмени тогда ничего подобного не было — молодежного движения. Можно сказать, мы стали первооткрывателями.

Сложно идти впереди?

— Скорее интересно и захватывающе. Но и сложно, конечно, тоже. Помню, как ходил по предпринимателям просить средства на первый наш серьезный проект. Мы придумали накануне Дня Победы пригласить в Тюмень участников Великой Отечественной войны из районов: провести для них экскурсию, организовать встречу со школьниками, устроить ужин, подарить подарки... Но мне ответили: много вас таких ходит, сначала докажи на деле, на что способен, а потом мы подумаем, давать ли деньги. Очень меня это задело! И первый визит ветеранов в город мы организовали исключительно на собственные деньги.

Откуда они у студентов?

— Пришлось на некоторое время вспомнить торговлю мясом. Помню реакцию вип-гостей, которых мы пригласили на мероприятие: они не ожидали, что оно пройдет с таким размахом, без единой помарки. Но, конечно, самым главным для нас было, чтобы ветераны остались довольны. А они даже плакали — от благодарности за проявленное к ним внимание. Столько всего школьникам рассказали — о боях, в которых участвовали. Да мы и сами, как школьники, слушали их. Помню, как мурашки бежали по коже. Мы сделали такие встречи традицией, старались собирать наших ветеранов каждый год. К сожалению, их становится все меньше, а те, кто остался, в силу здоровья уже не могут отлучаться из дома.

Вы по сей день движетесь вместе с теми, с кем начинали в сельхозакадемии?

— Люди, с которыми работаю, меняются. Но со всеми стараюсь поддерживать дружеские теплые отношения. С ребятами из академии при встрече мы говорим, как здорово было ночей не спать, но делать дело, которое по-настоящему интересно. Все бывшие студенты с восторгом вспоминают, как мы впервые вышли на торжественное шествие в честь Дня Победы с портретами казахов Героев СССР, с российскими и казахстанскими знаменами, в национальных костюмах. Представьте, как реагировали тюменцы, которые видели нас в составе колонны — в таких необычных для парада одеждах. Это была классная школа национальной самоидентификации и одновременно общенародного единства.

В чем, на ваш взгляд, заключается национальная политика?

— Важно, безусловно, все — сохранение традиций, литературы, языка, народной кухни... Именно поэтому мы проводим национальные праздники, конкурсы и открываем языковые классы. Так же поддерживаем казахских инвесторов, которые хотят открыть свой бизнес на тюменской земле. И помогаем обустроиться здесь тем, кто хочет перебраться сюда навсегда.

Национальная политика многогранна. Но в последние годы я пришел к выводу, что акцент необходимо делать на детях младшего возраста. Да, среди активистов нашей национально-культурной автономии, как и прежде, много студентов. Однако прививать интерес к традициям народа надо с более раннего возраста. Поэтому в этом году мы впервые запланировали провести большой фестиваль детского творчества, куда намерены пригласить из Казахстана юных победителей республиканских конкурсов. Пусть тюменские родители посмотрят, чего могут добиться и их дети тоже. Будущее национальной политики — за сегодняшними детсадовцами и школьниками, которых надо воспитывать в национальных традициях.

К счастью, у наших детей больше возможностей заниматься образованием, творчеством, саморазвитием. Нам же с малых лет приходилось во всем помогать родителям по хозяйству, времени ни на что другое не оставалось, — после школы сразу в огород или на пастбище. Но и нас, тем не менее, успевали воспитывать.

Одно из главных наставлений казахских родителей своим детям: «Не опозорь семью!» Казахи весьма трепетно относятся к общественному мнению, а еще к гостям. Для них в доме всегда приберегают самое красивое, удобное, вкусное. Помню, как мама ругалась, когда мы пытались пробраться в сарай, где хранились разные сладости, каких в обычные дни на стол не выставляли. Все это было для гостей. С тех пор я и сам привык отдавать все лучшее гостям. Ну, и конечно, с юных лет взращивали в нас уважение к соседям. В Нижнетавдинском районе мы делили дом с грузинской семьей, так родители строго следили за тем, чтобы дети не сделали ничего такого, за что было бы стыдно перед соседями.

Скажите, а в вас самом больше казахского или сибирского?

— Наверное, и того, и другого поровну. Сибиряки трудолюбивые, целеустремленные, настойчивые, но при этом доброжелательные, радушные... Хотя ведь и казахи такие же! В общем, я — казах с сибирским характером. Ну, или сибиряк — с казахским!

Не люблю дрязги, сплетни, стараюсь никогда не спорить. Привык делать реальные дела, а не разводить разговоры. Кому-то такая позиция не нравится. Что ж, я и с ними спорить не буду.

Сейчас вы ведете не только активную общественную деятельность, но также занимаетесь бизнесом. А находите время просто погулять по городу?

— В основном, когда приезжают гости из Казахстана. Я стараюсь провести их по всем знаковым местам Тюмени. И каждый раз сам восхищаюсь, какая же она у нас красивая!

Для справки: в данный момент Есенгалий Камзеевич Ибраев является президентом национально-культурной автономии казахов Тюменской области, заместителем председателя Думы Юргинского муниципального района, руководителем депутатской фракции партии «Единая Россия». В 2017 году, во время V Всемирного Курултая казахов в Астане, был на пять лет избран членом Президиума Всемирной Ассоциации казахов.


Текст Марии Самаркиной.
Фото из архива Есенгалия Ибраева.

Интересное в рубрике:
Она поет на английском, итальянском, французском, испанском, но и родной русский не забывает. Дает концерты со...
Неужели это правда — прошло полвека с того времени, как веселые студенты отправились в свой первый стройотряд...
Отличник в школе, вузе, на работе — все, что он делает хоть долго, хоть коротко, — на &l...
Дон Кихот и Соловей-разбойник, уходящая Тюмень и библейские сюжеты, геометрия Севера и романтические портреты ...
«Мечтатель, утопист, градошник на всю голову» — так характеризует она себя в профиле соцсетей. Пр...
Работы скульптора искать не надо. Они выходят из мастерской и остаются жить на улицах городов и сел, в&nb...