Майор полиции
Мама видела ее известным врачом, известный Константин Лагунов прочил ей писательскую карьеру, сама она с детства хотела стать журналистом. Сегодня Айнур Войтович в погонах, она майор полиции.
Тем, кто впервые произносит название отдела, в котором она является заместителем, не всегда удается это сделать с первого раза — не хватает дыхания. Отдел межведомственного взаимодействия в сфере профилактики, организации профилактических операций, административной практики и противодействия наркопритонам управления по контролю за оборотом наркотиков УМВД РФ по Тюменской области.

Как она, такая хрупкая и знающая наизусть почти все поэмы Лермонтова, справляется с этой махиной?

— Я родилась в Азербайджане, в Тюмень, куда по комсомольской путевке в 1975 году приехал папа, меня привезли двухмесячным ребенком. В нашей семье все общались только на азербайджанском языке, поэтому я долго не говорила на русском и не понимала языка. Поэтому в садике была замкнутым ребенком, и в первом классе школы скучала на последней парте, играла в фантики. Мой дневник пестрел от замечаний, родителей постоянно вызывали в школу. А я не понимала: чего от меня хотят?! Когда стала осваивать язык, все вокруг стало интереснее, в том числе и учеба.

В детстве Тюмень была для меня деревней: мы жили на улице Садовой, а там стояли только деревянные дома. В выходные дни мы ходили к бабушке — на 11 этаж в «муравейник» на улице Республики. Как же страшно было подниматься на лифте и выходить на балкон! В 1983 году наш дом на Садовой снесли и построили на его месте новую школу. Мы получили квартиру на Логунова и, возвращаясь в первый день со школы, я просто заблудилась в этих высотках... Все коробки одинаковые, асфальта даже не было... Самые теплые воспоминания о том районе — книжный магазин на Пермякова. Как же я любила в нем бывать, листать страницы книг и вдыхать этот запах...

В старших классах по состоянию здоровья я вынуждена была уехать на Родину: закончила школу и поступила на факультет экономики Турецкого университета в Баку. Но мама не дала там учиться: семья должна быть вместе! Я вернулась в Тюмень.

— Как вы оказались на филфаке?

— Я всегда мечтала стать журналистом. Мне рассказывали, как в детстве я брала микрофон от советского магнитофона и бегала, задавая гостям и соседям разные вопросы. Но мама настаивала на медицинской академии.

Айнур

Помню, как с документами я зашла в здание мединститута и почувствовала этот запах — то ли хлорки, то ли формалина, то ли еще чего-то — и сразу поняла, что это не мое. Повернулась и ушла — прямо в ТГУ. Поступила на отделение журналистики. На третьем курсе начала работать. Правда, мой преподаватель Константин Яковлевич Лагунов не одобрял — считал, мне нужно писать серьезные вещи. Но я мечтала быть в гуще событий, в центре жизни. И после окончания вуза вернулась на телевидение... Вскоре решила уйти из профессии.

— Почему?

— Я перестала чувствовать социальную значимость своей работы. Вдруг резко пришло понимание того, что работаю впустую. Чаще стала вспоминать Логунова: то, над чем ты болела вчера, сегодня уже забыто, ушло в никуда. Это я почувствовала. В то время увлеклась теологией, мне действительно захотелось выстроить свою жизнь так, чтобы жить для других. Чтобы приносить пользу. Понимаете: я долго работал в криминальной журналистике, вела свой проект «За чертой» (там познакомилась со своим мужем — тогда сотрудником полиции): выезжала на различные кражи, грабежи, изнасилования, убийства — вместе с полицией. Тогда мне казалось, это так круто, да и время такое было... народу хотелось страшилок и ужастиков. Программа пользовалась популярностью. Наверное, этот период жизни был переломным. Я стала понимать, что человеческая жизнь для меня ничего не стоит, важнее — материал, чтобы быстрее всех его выдать в эфир, стать первой...

— Как попали на службу?

— Не сразу. Отозвалась на повторное приглашение. После собеседования меня приняли начальником подразделения. Так получилось, что у меня, у лейтенанта, в подчинении оказались майоры. Это было очень ответственно. Но в апреле 2016 года Указом Президента РФ Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков упразднили. Если сказать, что я была в шоке, значит, ничего не сказать. Последние три года подразделение, которое я возглавляла, входило в тройку сильнейших по России. У меня были большие планы, новые проекты, чудесные перспективы.


Айнур 2

— Почему вы решили остаться, то есть перешли в систему МВД, а не ушли, как многие ваши коллеги?

— Когда нашу службу упразднили, мы несколько месяцев не работали. И именно в это время я поняла, как моя деятельность важна и нужна людям: мой телефон разрывался от звонков. Директора школ, педагоги, родители, социальные работники — все, с кем связывала служба, обращались за помощью. Я объясняла, что пока у меня нет полномочий, я даже форму надеть не могу. «Ну хоть как, пусть без формы, мы никому не скажем...»
К счастью, сегодня я продолжаю заниматься своим любимым делом. Я также бываю на родительских собраниях и рассказываю мамам и папам, как вовремя заметить, когда ребенок попал в беду, приобщился к наркотикам: какие признаки в общении и в поведении говорят об этом... Обсуждаем, как вообще не допустить такой ситуации в семье. Для педагогов проводим тренинги, участвуем в совещаниях, чтобы они тоже знали и понимали, как правильно себя вести с подростками в наркотическом опьянении или в нетрезвом виде, обращаем внимание на психологические особенности поведения в том или ином возрасте. И, конечно, много работаем с подростками, в том числе из «группы риска», используя различные методики. Например, привозим «трудных» ребят в суд на оглашение приговора по уголовным делам, связанным с наркопотреблением или распространением. Они своими глазами видят 22-летнего парня, который выйдет на свободу только через 15 лет... Эта картинка оказывается эффективнее, чем многочисленные разговоры о вреде наркотиков...
Интернет — тоже поле деятельности нашего отдела... Мне приятно, когда я иду по городу и узнаю лица людей. На заправке или в магазине ко мне подходят родители, здороваются, обращаются по имени-отчеству. И я чувствую свою ответственность за тех, с кем живу в одном городе.

В Тюмени родились мои дети, меня окружают любимые люди, друзья... уезжая в командировки или в отпуск, я все время хочу вернуться обратно, потому что чувствую себя здесь защищенной. Поэтому мечтаю, чтобы наш город был здоров, чтобы дети и родители были счастливы.

— Ваша профессия накладывает отпечаток на восприятие города?

— Наверное... Я помню, в каких домах были наркопритоны, злачные места. Всегда обращаю внимание на надписи на стенах с рекламой психотропных веществ (мое подразделение занимается сбором этих надписей, мы их отправляем в управы, чтобы из закрасили) — быстро фотографирую и направляю дальше для работы. Чтобы как можно скорее все очистили.

— На вашей страничке в ВК прекрасные разрисованные тарелочки, это ваше хобби?

— Да, занимаюсь точечной росписью золотом. Два года назад я бы даже яблоко не нарисовала: к рисованию у меня не было ни тяги, ни способностей. Теперь этой мой формат медитации. Вместе с семьей (дочери — 13, сыну 10 будет скоро) любим рыбачить, зимой катаемся в деревне на снегоходах, уходим в лес на несколько часов, там гуляем, косуль смотрим... Стараюсь много читать: Ошо, Кора Антарова, Блавадская, Рерихи, суфийские труды, притчи Будды. Практики — не для меня, я не смогу часами сидеть в позе лотоса. Мне кажется, что время, которое есть у человека не бесконечно, и проводить его в созерцании внутреннего себя — слишком щедрый подарок себе любимому.

— У вас в кабинете столько фигурок слоников? Коллекционируете?

— Да, люблю слонов, люблю Индию, учу хинди, осваиваю огромный литературный эпос — Махабхарату. Верю, что душа бессмертна и переживает бесчисленное число жизней. Стараюсь дарить окружающим только положительные эмоции. И я совсем не боюсь смерти. Верю, что смерть — только начало — переход из одного состояния в другое. Поэтому отпущенное мне время учусь использовать так, что быть полезной другим, делать мир добрее, сострадательнее и милосерднее.

Беседовала: Валерия Кабакова
Интересное в рубрике:
Топ-менеджер крупной компании, но в публичном пространстве больше известна как интересный фотограф с собственным вз...
Он не открыл месторождений, но побывал практически на всех нефтепромыслах Югры. Отдав более полувека любимому ...
Прошли времена, когда общественная работа была уделом людей добрых, но чудаковатых, активных, но слегка «не о...
Кто-то рождается «с серебряной ложкой во рту», кто-то «с лыжами в руках». Но вели...
Marina Lebedeva: «Вот говорят — важно с кем ты общаешься. Если свежий огурец попадет в банку с солеными...
Его открытия — от маленьких бабочек до скелета гренландского кита — самого большого животного в&nb...