Директор Тюменского Дома Актера

Ее работа похожа на работу часовщика, который отлаживает тонкий механизм целого театрального коллектива. С одной стороны, она достаточно непубличный человек, не выходит на поклон вместе с актерами, не светится то и дело на экране телевизора. С другой стороны, ее имя прочно ассоциируется с тюменским театром вообще, и Домом Актера, в частности.

Дом Актера — частное, или государственное предприятие?

Некоммерческое партнерство, по сути, общественная организация, которая живет на добровольные взносы, выигрывает различные гранты, старается сама зарабатывать деньги. Это объединение людей, увлеченных общим делом. Точкой отсчета биографии Дома Актера считаем 2005 год — премьеру первой постановки по пьесе А. Несина — «Убей меня, голубчик!». В спектакле были заняты актеры молодежного театра «Ангажемент» им. В.С. Загоруйко и Тюменского драматического театра. Это уже была некая конкретика. В голове же мысли о создании подобной некоммерческой структуры копошились уже давно.

Театр состоит из трех равнозначных частей: творческого начала, технического обеспечения и публики. Я много лет занималась административными вопросами в театре, видела различные взаимоотношения с публикой и постепенно пришла к выводу, что наша задача еще и «образовывать» зрителя.

«Окультуривать»?

Нет, именно образовывать. Это подразумевает новые знания, новые умения, дает чувство сопричастности. Именно на сопричастности мы выстраивали отношения с нашими спонсорами в Тюменском драматическом театре. Сразу замечу, что многие до сих пор путают, уравнивают две категории: мецената и спонсора. Осмелюсь напомнить, что меценат помогает бескорыстно, не ожидая ничего взамен. Спонсор действует в рамках договора на что и за что он вкладывает свои средства. Спонсорский пакет формально не предполагает «ничего личного», но в жизни только на этом «личном» все и держится.

Однажды нам понадобилось на спектакль большое количество определенной ткани, которой в Тюмени не было. Интернета тогда еще в том виде, как сейчас, не существовало, и мы начали поиск по знакомым и знакомым знакомых. В результате воронка отношений затянула в себя некоторое количество людей. Ткань нам нашли в средней полосе России. Конечно, всем участникам было особенно интересно увидеть эту театральную работу на сцене. В дальнейшем мы подружились, а двое даже стали учредителями Дома Актера.

Со временем выстроилась система: только театр начинает подготовку к очередной постановке, мы ищем спонсора, близкого по духу именно этому спектаклю. Если шесть премьер за год, то и спонсоров надо найти как минимум такое же количество. Причем, договоренности таковы, что реклама спонсора идет столько же, сколько живет спектакль.

«Гарольд и Мод» шел на сцене 10 лет...

Верно, и «Мирандолина» столько же. И все эти годы мы перепечатывали афиши и программки, когда они заканчивались, уточняя телефоны, логотипы и другие данные спонсоров постановок.

Столько сил вложили в «драму» и вдруг ушли в «Ангажемент». Поманила новизна?

Мне всегда интереснее начинать с нуля — все ярче видно. Это не значит, что к моменту моего перехода «Ангажемент» был на нуле, вовсе нет. Я говорю о своей административной работе, которую начинаю на новом месте. Здесь совершенно другая рецептура — небольшой театр в микрорайоне. С довольно сложной логистикой. Я, кстати, поначалу долго блуждала в поисках здания театра: где-то же здесь должно быть, ан нет, опять промахнулась и забрела в другой двор...

В «Ангажементе» надо было думать и действовать уже иначе, не как в театре драмы. И театр другой, и время изменилось. Вероятно, в силу своей географии, как раз, была проблема со зрителем — на вечернем спектакле в зале нередко насчитывалось семь-восемь человек. Надо было что-то делать. Одним из удачных ходов стало создание студий на базе «Ангажемента» под эгидой Дома Актера. Удачных и в плане привлечения к театру и новых зрителей, и в плане того самого «образовывания». Я бы золотом написала на стенах театров слова Пушкина: «Публика образует драматические таланты»

Денег на рекламу в те годы не было категорически, хватало либо на изготовление афиш, либо на их расклейку. Но, к счастью, набирал силы Интернет. Спасибо великое Евгению Вакуленко, который совершенно бескорыстно сконструировал первый сайт «Ангажемента» и поддерживал его работу семь лет. Потихоньку все определялось: заработал сайт, информация о репертуаре стала доступнее. Чуть позже нашлись актеры — супруги Захаренко, желающие заниматься со студийцами, актриса Светлана Соловьева. Мы набрали первую группу школьников от 12-15 лет и студентов. Они играли этюды, соединяли их в какие-то истории. Отчеты показывали в зимние каникулы и перед началом летних. Это было очень интересно. Кроме того, театр жил скромно, и заработок за работу со студийцами оказался неплохим подспорьем актерам-педагогам. «Ангажемент», в свою очередь, получил новых активных зрителей и соучастников театральной жизни в целом. Более того, студийцы не раз были заняты в массовых сценах и эпизодах таких спектаклей, как «Трехгрошовая опера», или «Вечера на хуторе близ Диканьки», в спектаклях для детей.

Однако со временем количество групп росло, появились новые педагоги, как, например, Ольга Чусовитина, которая занялась малышами. Сейчас мы обнаглели настолько, что набрали взрослую группу. Очень интересные гражданки — мужчина среди них всего один.

Каждый год, в августе-сентябре, мы приглашаем горожан от 6 до 60 лет в наши студии, а их у нас уже семь.

Детям ваши занятия интересны и просто так, и в перспективе. А взрослым дядям и тетям зачем это?

Работа-дом-работа... Разве плохо расширить границы своей жизни, попробовать сделать то, о чем мечтали когда-то, но не удалось реализовать? Мы не обещаем людям ничего несбыточного, лишь предлагаем сделать свою жизнь ярче, примерить на себя разные образы, найти новых друзей.

Что же до перспектив юных, то можно констатировать, что за несколько лет в разные творческие вузы страны поступило восемь наших студийцев. Мы их по-честному отговаривали, но не помогло...

«Ангажемент» по сути своей — Театр юного зрителя?

Да, это ТЮЗ нашего города. «Ангажемент» — особенное место и в городе, и в моей биографии. Следует только уточнить по поводу «юного зрителя» — я бы расшифровывала это как «людей юных, как зрителей», ведь к театру не поздно прикипеть и во взрослом возрасте, не так ли? Отец полюбивший театр, непременно приведет в него своего сына, а тот — своего... Преемственность любви.

И все же вы покинули его.

Наступил момент, когда театральные студии разрослись, а «Ангажемент» нарастил обороты — просто стало не хватать репетиционных площадок. В 2013 году Дом Актера въехал в помещение, которое принадлежит одному из наших учредителей — Ирине Шапошниковой. Еще нашими учредителями являются Валерий Турков (раньше занимался бизнесом) и Заслуженный деятель искусств РФ , режиссер Михаил Поляков.

Дом Актера проводит творческие встречи, бенефисы?

В июне была творческая встреча студийцев с Геннадием Тростянецким, Лауреатом Государственной премии, известным режиссером (работал в театре на Литейном, Ленсовете, театре им. Моссовета, в Омске, Риге, много преподавал). Геннадий Рафаэлович приглашен в Тюмень поставить спектакль «Доходное место» в драматическом театре. Я видела предпремьерный показ — фантастически интересно!

Намечены и следующие встречи. Так, в сентябре студийцы встретятся с Народным артистом России Владимиром Орлом, одним, кстати, из инициаторов создания Дома Актера. Бенефисы пока в перспективе. Зато в активе Дома Актера есть собственный профессиональный спектакль, который поставил Сергей Грязнов «Про Емелю-дурачка». В постановке заняты актеры Молодежного театра «Ангажемент» имени В.С. Загоруйко, Тюменского театра кукол, Тюменского драматического театра и Дома Актеров. К новому году выпустим еще один профессиональный спектакль «Три поросенка» для зрителей самого обаятельного возраста — двух-четырех лет. Мечтаем о постановке «Золотого ключика» — у нас есть замечательный Буратино из детской студии! Как было бы хорошо, если бы кукол играли ребятишки, а взрослые роли актеры театров. Может, удастся кого-то подбить на доброе дело...

Еще планируем возобновить актерскую премию «Пчелочка златая». Дом Актера вручал ее с 2005 года, но в 2013 году взял паузу в связи с переездом.

Правда, что в Тюмени появится коллектив барабанщиц?

Да, в сентябре начинаем набор в ансамбль мажореток и барабанщиц. Дом Актера выиграл муниципальный грант на создание этого коллектива, точнее, на пошив костюмов и приобретение инструментов. С нас — обучение девушек. К декабрю мы должны будем показать наших воспитанниц во всем блеске. Уверена, что в дальнейшем ансамбль не раз украсит своими выступлениями как городские праздники, так и торжественные мероприятия в театрах.

Откуда появился Дом Актера понятно. А как появились вы в театральном закулисье? Неужели из творческой семьи?

Я родилась в медицинской семье, мама — кардиоревматолог, папа — хирург, доцент кафедры в медицинском институте, человек высоких принципов. Как-то раз мама принесла домой коробочку конфет от благодарного (давно излеченного!) пациента... Нет, он не кричал, просто взял маму под руку, мама взяла злосчастную коробку и они ушли. Домой вернулись уже без конфет, естественно.

Вроде как мне была прямая дорога в медицину, но если бы я пошла в эту отрасль, то только в нейрохирургию, но подвело зрение, а другим врачом я себя не мыслила.

Однако работа родителей все же сказалась на выборе моей судьбы. У мамы работала медсестра, которая из любви к чтению поступила учиться на библиотекаря в Тобольск. И мне так понравилась эта идея! В конце 10 класса я осчастливила папу и маму своим решением — еду в Тобольское культпросветучилище. Сказать, что у них был шок — не сказать ничего...

Сказано — сделано. И вот я, домашняя тюменская девочка, иду по длинному коридору училища к заветной табличке «Библиотечное дело», которая маячит в самом конце. По пути замечаю другую табличку — «Театральная режиссура». Вот кто объяснит почему, ведь на шаг-другой уже прошла «режиссуру», так нет, спиной, боком, боком таки зашла. И осталась.

Интересно было учиться?

Очень, хорошие педагоги были. Смешно, что на парте, за которую я села в училище, была вырезана такая фраза: «Нахмурив лбы, и сжав губы, идут работать в клуб дубы», с чем я себя и поздравила. Между прочим, после училища в клубе мне все же довелось полгода поработать — на Аккумуляторном заводе. Вскоре я уехала учиться в Кемеровский институт культуры, получила диплом режиссера любительских спектаклей, культпросветработника высшей категории. В 2000 году окончила отделение экономики и организации театрального дела Высшей школы деятелей сценического искусства при ГИТИСе (РАТИ) профессора Геннадия Григорьевича Дадамяна. Кстати, тюменцы неплохо знают Дадамяна, потому что он нередкий гость в Академии культуры и искусств.

Режиссером забоялись пойти?

В Тюмень я вернулась в 1982 году. Хотела устроиться в театр драмы, разобраться в себе — нужен мне профессиональный театр, или лучше остаться в любительском, полном своеобразного обаяния. Мне предложили временно поработать администратором, пока не освободится вакансия помощника режиссера. Согласилась.

Я давно уверилась, что административная моя работа очень творческая и интересная. Никакая она не сухая. В драме проработала с перерывом на декрет и «Имидж» до 2005 года.

Вы хотели, чтобы ваша единственная дочь имела отношение к театру?

У нее в детстве был небольшой сценический опыт. На гастролях в Тюмени театра Марка Розовского в одном из спектаклей понадобилась девочка лет семи-восьми. А тут Ксюша подвернулась под руку,сыграла в итоге в пяти спектаклях и, конечно, полностью очаровалась сценой. Но потом в ее жизни были другие встречи, поездки, другие события и увлечение отошло на задний план. В итоге Ксения поступила сначала в медицинский лицей, а потом закончила стоматологический факультет медакадемии. Ее бабушка была довольная выбором профессии. Дедушки на тот момент, к сожалению, уже не было.

Как вы попали в индустрию красоты и стали директором агентства «Блиц-Имидж»?

Первый конкурс красоты «Имидж» проходил в нашем драматическом театре. Вел его интеллигентнейший Александр Ширвиндт. В процессе организации мероприятия мы познакомились с Сан Санычем Кукушкиным, директором «Блица» и придумщиком конкурса красоты, а вскоре и модельного агентства. Он предложил мне подумать о новой работе и новых перспективах. В театре я попросила отпустить меня на вольные хлеба на три года. Так оно и вышло. Это был интересный опыт, впрочем, мне в жизни везло — я всегда занималась только тем, что мне интересно...

Текст: Людмила Караваева. Фото: Владимир Огнев.

Интересное в рубрике:
Она не из тех, кто что-то делает в полсилы: в училище искусств училась на фортепианном и теоретическ...
Топ-менеджер крупной компании, но в публичном пространстве больше известна как интересный фотограф с собственным вз...
Он приехал в Тюменскую область из соседней Томской и двадцать лет работал журналистом на Севере, в С...
Англичане говорят: у занятых людей всегда найдётся время. Юрий Шафраник за один день в Тюмени прочел две лекции в&n...
Ему нравится дарить городу маленький Манхеттен и гигантскую книжную полку. Он гнет свою «Крапивинскую линию»...
Известный тележурналист, автор множества документальных фильмов, в том числе и о событиях Великой отечественной вой...
Дон Кихот и Соловей-разбойник, уходящая Тюмень и библейские сюжеты, геометрия Севера и романтические портреты ...