социальный предприниматель
Три года назад Альфия Кабирова объединила под своим крылом ялуторовских бабушек и придумала для них проект с теплым названием «Эбием» (бабулечка). Сегодня она — генеральный директор копании «Социальные предприниматели» и соучредитель АНО «Центр социальной адаптации и культурного развития «Эбием».

— Альфия, как родился проект «Эбием»?

— Много факторов тому способствовало: внутренних и внешних. Несмотря на то, что я живу в Тюмени с раннего детства, долгое время испытывала тяжелый эмоциональный кризис: чувствовала себя своей среди чужих, чужой среди своих. И, скорее, интуитивно, чем рационально, пришла к убеждению о том, что должна пустить здесь корни, сделать так, чтобы Тюмень стала родной для меня. Тогда и у моих детей (их четверо) появится малая Родина. Для меня это — деревня в Башкирии, где в детстве я проводила много времени с бабушкой и дедушкой, которых я очень люблю, они сыграли большую роль в моем становлении. Там я напитывалась ощущением своей земли, традиции, культуры... Но как передать это чувство своим детям?..

За пару лет до появления проекта «Эбием» в путешествии по Италии меня поразило отношение к пожилым людям в этой стране: с каким умилением и заботой к ним относятся окружающие. Несмотря на свой возраст, они ухоженные, с достоинством идут по улице, и каждый уступает дорогу... И это все естественно. Мне стало больно за наших бабушек. Я поняла, что хочу такую же старость, как у этих синьор, чтобы меня так же уважали... А что я могу для этого сделать? Позаботиться о старшем поколении, показать им, что они любимы и необходимы. Ведь трудно найти человека, который не любит пожилых людей. Но мы не проявляем этих своих чувств, хотя бабушки в этом нуждаются. Они хотят чувствовать себя нужными и ценными. Еще больше мы нуждаемся в них, только не позволяем себе почувствовать это...

Можно сказать еще об одном факторе: моя внутренняя потребность в реализации социальных проектов. Видимо, я так устроена, что не могу просто работать и зарабатывать деньги, мне становится мало...

Примерно в то самое время ко мне обратился имам Ялуторовской мечети Раиль хазрат Махмутов с предложением сотрудничества с женщинами мусульманской общины. Но я никак не могла увидеть, чем я могу быть полезна.

Эбием

Весной 2016 года произошли два события, которые сдвинули это дело. Сначала я съездила за границу на стажировку по программе социального предпринимательства, узнала много интересного. Так получилось, что после возвращения я исследовала собственную родословную и обнаружила, что мой прапрадед был потомственным имамом. А что такое в деревне мечеть? Это центр притяжения, это культурный и образовательный центр. После того, как мечеть была взорвана, прадед стал учителем в школе. Его сын, мой дедушка, тоже занимался общественной деятельностью. Он был председателем колхоза, о людях заботился от души: организовывал односельчан и помогал вдовам погибших участников Великой Отечественной войны, искал способы поддержать каждого нуждающегося, принимал активное участие в восстановлении мечети уже в постперестроечное время.

Это все в совокупности стало для меня окончательной каплей в принятии решения о сотрудничестве с мечетью. Как бы громко это ни звучала, я осознала какую-то династийную принадлежность и потребность продолжать дело моего прапрадеда, как, по сути, сделал это мой дед. После этого я позвонила Раилю Махмутову и буквально через несколько дней приехала в Ялуторовск и встретилась с женщинами в мечети. У нас был интересный разговор. Меня тронула эта беседа, они были очень искренними и говорили о кризисе, который им приходится переживать: «Я просыпаюсь утром и не знаю зачем? Мои дети выросли и уехали, муж умер...». Эти и другие похожие слова очень тронули мое сердце. Словом, я загорелась идеей помочь этим прекрасным женщинам обрести новые смыслы, найти себе применение, почувствовать вкус жизни.

Ваш первый проект с бабушками так и назывался «Женщина в мире возможностей».

— Да, мы решили дать им больше знаний, расширить кругозор, ведь это стимулирует интеллектуальный поиск и увеличивает продолжительность жизнь. Мы привозили много интересных людей, чтобы дать им толчок к поиску. Другой инструмент — передача своего опыта молодому поколению, мы организовали студию «Бабушки — внучки». Наши бабушки с удовольствием проводят мастер-классы, сами предлагают темы... И получают огромное удовлетворение от того, что отдают девочкам (не обязательно своим внучкам) что-то ценное, и рано или поздно эти зерна взойдут. Мне кажется, эта часть проекта вообще самая ценная, она хороша и для бабушек — они самореализуются, и для девочек — они получают бесценное приданное.

— А как пришли к идее своего производства?

— Она появилась во время одного мастер-класса. Одна из наших бабушек, Гашия-апа предложила научить шить тюбетейки. И вдруг во время разговора мы понимаем, что это готовая бизнес-идея. Ведь в нашем регионе нет производства этнической продукции. А сибирские татары при этом — коренное население Тюменской области. В сувенирных лавках есть русская этническая продукция, товары, связанные с газом и нефтью, жителями автономных округов, есть тобольские косторезы, а сувенирной продукции, связанной сибирскими татарами, нет.

Мы поняли, что это важная ниша. Татар в Тюменской области немало: я посмотрела статистику: 37% всех татар в мире, конечно, живет в Татарстане, на втором месте — Башкортостан, на третьем месте по численности татар — Тюменская область. Мы стали анализировать рынок и поняли, что у нас нет прямых конкурентов: мы шьем продукцию, которую не производит никто.

— Чем она отличается?

— Решившись на продажу, мы договорились о том, что безупречное качество всегда будет во главе угла нашей продукции. Бабушки предлагают идеи. Вместе мы прорабатываем технологию изготовления. Например, для наших тюбетеек путем подбора мы нашли замечательный хлопковый наполнитель, который максимально аутентичен для такого вида продукции. Теперь это наше ноу-хау. Думаю, не будет преувеличением, если скажу, что наша продукция — для истинных ценителей.

эбием2

— У вас есть такая замечательная джинсовая тюбетейка — стильная и современная. Чья идея была?

— Не помню, но мне идея понравилась. Каждое изделие из джинсы получается уникальным, ведь ткань разная. К тому же мы ее используем после нещадного кипячения. На первых порах мы сдали в производство свои джинсы. А потом кинули клич, и тюменцы отозвались, принесли нам старые и не нужные уже джинсы. И в этом тоже есть социальная составляющая: люди знают, куда они отдают джинсы — бабушкам на творчество! Они участвуют в хорошем деле. Это ценно для каждого человека. Если я сделала хорошее дело и почувствовала себя хорошим человеком, мне обязательно захочется сделать это еще раз: позаботиться о бездомной кошке, начать собирать мусор раздельно... Потребность делать добрые дела актуализируется, это есть в каждом из нас, потому что есть потребность ощущать себя хорошим.

А наши бабушки всегда в творческом поиске, им удается находить интересные решения. Они черпают их в жизни. Знаете, как Гашия-апа стала делать заколочки из фетра? Пошла в свой сад-огород, посмотрела на анютины глазки, сорвала, по живому цветку вырезала детали... и сделала заколочки-фиалочки.

— Вы открыли интернет-магазин, сколько в нем продукции сегодня?

— В интернет-магазине выложено 96 позиций. Но всего у нас где-то 120-130 наименований.

— А бабушки что-то зарабатывают? Или для них это неважно?

— Зарабатывают. И есть те, для кого это важно. Та же Гашия-апа: она одна растит двух несовершеннолетних внуков. Для нее заработок — очень важно. Но не деньги любой ценой, а именно — заработок. И у меня перед ней сформировалась ответственность: я должна обеспечить ее работой.

Есть бабушки, которых не интересует финансовая часть. Но для них важно другое: они рады, что их творчество для кого-то представляет ценность, люди готовы платить деньги. И потом, когда человек отдает результаты своего творчества в мир, таким образом он словно распространяет себя... Это такие следы человека.

Нашим проектом «Эбием» мы хотим показать, что бабушки ценны и важны для общества, важно успеть побыть рядом с ними, дать им тепло, поделиться с миром тем, что они дают, показать, какие они удивительные, душевно богатые, как много они нам могут успеть передать, если только мы захотим взять... В современном мире мы не очень-то ценим эти вещи... Поэтому мы с коллегами постоянно ищем что-то новое и интересное для них. Зарегистрировали НКО, надеемся, что у нас появится возможность выиграть гранты и получить финансирование. Потому что тяжело работать без финансовой подушки на голом энтузиазме. Мы устаем...

31047773_1629180417130640_846910779893481472_n.jpg

— Альфия, ялуторовские бабушки помогли тебе почувствовать родство с тюменской землей?

— Да, я готова воссоздать свою малую Родину в Тюмени для своих детей. Наш регион стал для меня родным. Теперь у меня есть задача — начать создавать такое же родовое гнездо, какое было у моей бабушки и дедушки в деревне. Место, куда слетаются все родные, место энергии, любви, тепла. Бабушки, их тепло, искренние отношения сподвигают меня на это.

И потом я поняла, что проект «Эбием» и бизнес, который мы развиваем, — дело, которым я хотела бы заниматься до конца своей жизни. Допустим, сегодня моя задача — развить этот проект, поднять его и поставить на ноги, чтобы он был крепким и устойчивым. И у меня есть интересные идеи. А вот когда я стану постарше и не смогу брать на себя серьезные дела, я хотела бы вязать, шить, вышивать... Я тоже стану мастерицей.

— Судя по всему, «Эбием» становится тюменским брендом?

— Да, мы хотим объединиться с другими мастерами, которые производят национальную продукцию, и представлять этот народ через его ремесла, творчество, культуру в целом. Пока этого нет — только разрозненные кусочки. А моя задача как инициатора — найти единомышленников и получить поддержку, потому что такие вещи — формирование единого бренда сибирских татар — без поддержки не делаются. Одна не смогу, я вообще не сибирская татарка. Но, бывая на разных мероприятиях в разных городах, я рассказываю о сибирских татарах и сталкиваюсь с тем, что людям это интересно, многое они не знают. Но это нужно делать организованно, массово. Мы участвовали в Сабантуе в Кадниково Свердловской области: были представлены огромные подворья татар из Татарстана, Свердловской области и других регионов. А вот сибирских татар не было, хотя это же изюминка нашего региона, его самобытность.

Кстати, моя ассимиляция произошла еще и благодаря тому, что я стала много ездить по области на машине, бывать в местах, где раньше не была и не попала, если бы не «Эбием»: Нижняя Тавда, Тобольский район, Ялуторовск, Заводоуковск, Ишим... Я с удовольствием езжу и по-настоящему только теперь узнаю тюменскую землю.

— Вы пишите в социальных сетях, что «бабушки меняют мир», что имеете в виду?

— Да, бабушки меняют мир, потому что они заставляют нас остановиться, сделать паузу и посмотреть на вещи по-другому. Например, два года назад, завершая первый свой проект «Женщина в мире возможностей», мы подарили им календарики с их изображением. Специально заказали побольше, чтобы они подарили своим родственникам, друзьям, знакомым, соседям... Я положила на стол все календарики и предложила разобрать их. Они по два взяли и сидят. Сколько их пришлось убеждать взять еще. Они не настроены хватать халяву, они очень скромны: может, еще кому-то надо. А какая ответственность: если мы с ними договорились о чем-то, они обязательно сделают. И я настолько в них уверена и спокойна, потому что знаю, что для них честь и достоинство — не пустые слова.

13439242_1045104585538229_6252713525083008413_n.jpg

— А бабушки сами изменились?

— Да. И они сами об этом говорят. Одна из них с кем-то беседовала: «Если бы два года назад проект не начался, мы бы так и сидели в болоте». Или: «Я раньше зайду в автобус и встаю где-то в уголок, чтобы никому не мешать. А сейчас захожу и понимаю: я же королева. Захожу с достоинством. И я никому не могу мешать». Бабушка поняла, насколько она ценна. Мы о ней рассказываем миру, ее продукция расходится в разные города, мы ее очень ценим... Это изменило ее жизнь. Или еще одна фраза: «Мы думали, что все самое интересное в жизни уже закончилось. Но такого интересного у нас и не было, даже не мечтали».

Не так давно, например, мы свозили наших бабушек к бабушкам в Ярковский район. Скоро ждем ответного визита. При этом мы программную часть особо не планировали. И бабушки сами организовались: они стали делиться друг с другом... не рецептами от болячек, а о том, как организовать свою жизнь после выхода на пенсию, как найти себе применение, как сделать жизнь на пенсии интересной. Одна из ярковских бабушек рассказала: вышла на пенсию и уговорила внуков купить ей швейную машинку, и сейчас учится по Интернету, шьет удивительные вещи. Мы хотим подключить ее и других ярковских бабушек к нашему проекту. Сейчас пока 30 бабушек участвуют в проекте, а мастериц — 13.

— Кроме ярковских бабушек есть с кем объединяться?

— Я знаю, что в Тобольском районе есть мастер, которые шьет великолепные татарские сапоги из кожи, расшивает их. Его нужно поддержать, он самородок, у него нет учеников, и он страдает от этого. Наверняка, есть отдельные ремесленники, но их надо собирать по районам. Хорошо бы организовать экспедицию, чтобы поехать по сибирско-татарским селам и весям, найти мастеров, составить список и продумать, как их поддержать и развить, чтобы и мастерам хорошо было, и региону — польза. Это ведь самобытность и уникальность нашего региона. Этим могли бы заняться вузы, ведь ремесло — это непосредственное отображение культуры и традиций народа. В этом есть научный интерес.

Беседовала Валерия Кабакова
Фото из личного архива Альфии Кабировой
Интересное в рубрике:
В июле 2016 года тюменский историк Егор Макаров издал книгу «Тюмень глазами русских и зарубежных литераторов»...
Всеволод Бессараб — человек в Тюмени известный. Заслуженный нефтегазостроитель, бизнесмен, джазовый музыкант, шахматист и,...
Он появился на свет и вырос вовсе не в Тюмени, но столько сделал для нее и так врос всем сущест...
Ее фамилия на слуху не только в Тюмени, ее авторитет в педагогической среде очень высок. Яркая, силь...
Три года назад Анастасия Баннова придумала проект «ЗаТюмень». На одноименном сайте она начала публиковать информацию...
Интервью с Виктором Воллертом начинается у большой карты в его служебном кабинете. Несмотря на то, что с ...