Председатель Совета ветеранов Ямала при Представительстве ЯНАО в Тюменской области, Почетный Гражданин Ямало-Ненецкого автономного округа, кавалер почетного знака «За заслуги перед Ямало-Ненецким автономным округом», награжден орденом «Знак Почета»
Петру Падалкину — 83, но годы не изменили его: он такой же собранный, энергичный, неравнодушный, как в молодости. Почти половину жизни он проработал на Ямале, приехав туда еще до начала интенсивного нефтегазового освоения.
Петр Прохорович, как вы попали на Ямал?

Приехал я сюда в 50-м, когда мне было всего 19 лет. После окончания медицинского училища. Ехал из Воронежской области, поездом до Москвы, потом до Тюмени. В поезде познакомился со своей будущей женой Ольгой... В Тюмени мы, пятеро ребят — выпускников медучилища, получили направление на Ямал. Оля тоже. Десять дней ждали парохода. Она еще оставалась в Тюмени, а мы на колесном пароходе «Ленин» отправились в Салехард. Через восемь суток прибыли. Я впервые в жизни увидел почти полностью деревянный город. Было лишь два каменных здания — не действующая тогда церковь и ресторан «Север»... И только 22 октября с аэропорта 501-й стройки мы полетели в поселок, в 45 километрах от Красноселькупа. Через двое суток на катерке прибыли на место назначения. Два года отработал там, потом перевели в Салехард на окружную санитарно-эпидемиологическую станцию. А через три года начал работать в комсомоле. Прошел путь от заведующего отделом пропаганды Салехардского горкома комсомола до первого секретаря окружкома комсомола.

Чем же тогда занимался комсомол?

Были неразлучны комсомол и спорт. Впервые в Салехарде мы, комсомольцы, залили на стадионе каток. Брали воду с реки. Ни одного спортивного зала тогда не было, зато энтузиазма хоть отбавляй. Зимой лыжи, летом футбол. В Салехарде в то время было 12 футбольных команд. А еще молодежь очень рвалась к знаниям. Многие по вечерам учились в школе рабочей молодежи. Отмечу еще одно большое дело, за которое брался комсомол. Это ликвидация безграмотности среди коренного населения. Из Салехарда тогда сотни ребят, имеющих среднее образование, отправлялись в тундру. Проработали там кто год, кто два. Мы договорились с Тюменским и Тобольским пединститутами, и ребята без экзаменов были приняты в эти учебные заведения.

И вот вы снова вернулись в Салехард, уже первым секретарем горкома. Город по-прежнему в основном оставался деревянным, каким он встретил вас в 50-м. С какими проблемами вы столкнулись?

Проблемой номер один было ЖКХ. Прежде всего, вода и тепло. Водопровода в Салехарде не было. Воду возили, как помнят старожилы города, сначала с реки, потом скважины пробурили. Я приехал — они уже были. И тепло — 32 котельные, все на угле. Их мы начали переводить на жидкое топливо. Постоянно возникали непредвиденные ситуации. Ложишься спать и не знаешь: может, придется среди ночи вставать и искать замену пьяному кочегару, устранять неполадки в котельной, тушить пожар. Беспокойное было дело, за все приходилось отвечать. Второй большой проблемой были дороги. Уже при мне построили дорогу из настоящей шестиметровой плиты, которая выпускалась в Харпе. Проложили дорогу через рыбокомбинат до аэропорта и начали асфальтировать. Эти вопросы мы решали через газовиков. Считаю, удачно решили проблему перевода школ на односменку: ведь раньше занимались в две смены. Ликвидировали дефицит мест в детских садах. К тому времени наконец-то был снят запрет на строительство зданий в капитальном исполнении. Разрешались только деревянные дома в связи с тем, что до этого времени существовал план строительства Нижнеобской ГЭС. Если бы его реализовали, здания ушли бы под воду. Когда запрет сняли, появились детские сады в капитальном исполнении. Очередь исчезла. А капитальные здания стали расти одно за другим.

Говорят, что освоение северных месторождений в то время прошло мимо Салехарда. Но ведь это не так?


Конечно, не так. Все-таки Салехард как был окружным центром, так им и оставался. Все нити управления шли из окружкома партии и из окрисполкома. И потом, первые объединения геологов и геофизиков были созданы именно здесь. Салехард оставался основным пунктом, в котором сосредотачивались материально-технические ресурсы. Они шли потом дальше. Это был сложный период. Люди приезжали, их надо было разместить, накормить, напоить. За это отвечали окружные власти. Если подводить итог северной работе, то самой высокой наградой для меня является звание почетного гражданина Ямала. До сих пор делаю все, чтобы быть полезным округу.

После Севера вы ведь тоже не оставили работу?

Я покинул Салехард в 1988 году. Переехал в Тюмень. Работал инструктором в облисполкоме. Пять лет — заместителем председателя комитета по делам национальностей. Последняя моя должность была — эксперт представительства. До 70 лет трудился. Ушел на пенсию, и в том же году меня избрали председателем Совета ветеранов при представительстве. И вот я уже одиннадцатый год председателем.

У вас всегда бодрое настроение, вы всегда, как говорится, в форме и готовы к работе. В чем секрет?


Наверное, это потому, что люди меня окружают добрые. Мне всегда везло на людей, на учителей и учеников. Вообще, северяне — народ особый. Летуны на Севере не задерживаются, остаются основательные люди. Ямал сближает. Мы сейчас еще одно дело начали. Решили сделать традиционными встречи со студентами-ямальцами. Рассказывать, какая нам жизнь досталась на Севере и какие качества нам помогали. Возможно, наши советы им в будущем помогут.

Текст: Людмила НИКИФОРОВА, газета «Красный Север», 18 августа, 2011 года.

Интересное в рубрике:
Она была и няней, и музейщиком, и «культурным замом». В настоящее время реализует информационно-об...
Его детство пришлось на военное лихолетье. В юности мечтал о погонах военного летчика, но стал летчиком Гражда...
Неужели это правда — прошло полвека с того времени, как веселые студенты отправились в свой первый стройотряд...
Поисковик с более чем 20-летним стажем, один из основателей поискового движения в Тюменской области, он считае...
В ее фотоальбомах значительное место занимают снимки со знаменитостями. Не теми звездами на час, что запо...
Дон Кихот и Соловей-разбойник, уходящая Тюмень и библейские сюжеты, геометрия Севера и романтические портреты ...

Первый ресторанный холдинг, успех которого в Сибири пока никто не повторил, первое место среди региональных отделений «Деловой...