председатель ТОО Всероссийского общества слепых
Крутой зигзаг кардинально поменял жизнь Галины и всей ее семьи. Почему ей стало стыдно от своего отчаяния? Как приняла новую реальность и научилась счастливо жить уже в ней, подбадривая других и отстаивая их интересы?
У вашего родного села в Вагайском районе название — Черное. Но воспоминания о детстве наверняка светлые... Как вам жилось на малой родине?

В то время село мне казалось, конечно, большим. Родным оно стало мне только по факту самого появления на свет — там был роддом. Жили мы в деревне Сычова. Семья у нас большая — шесть детей, впрочем, как у многих моих друзей и соседей того времени.

Оглядываясь назад, понимаю, насколько же сложно нам жилось. Родители держали немаленькое хозяйство: овцы, свиньи, две коровы, куры, полгектара земли под огород. Чуть подрос — тебе выделяли грядки, за ними надо было следить, полоть-поливать. У нас с братьями и сестрой даже что-то вроде соревнования было — у кого на грядках лучше выросло, крупнее, вкуснее. Понятно, что с питанием в нашем доме всегда было неплохо, ведь молоко, мясо, сметана, масло, овощи свои. Но как это давалось! Трудились с утра до ночи. Папа работал трактористом, мама тоже в совхозе без дела не сидела, да и с собственным хозяйством и кучей ребятишек забот хватало.

Зато у нас первых в деревне появилась радиола «Сириус». Мы ставили ее на окошко и крутили виниловые пластинки. А соседи приходили слушать...

Почему учились не в деревне, а в селе?

Школы не было, мы жили в интернате пять дней в неделю, на выходные нас отпускали домой. А там уж так ждали: баню натопят, всего наготовят и настряпают! Летом дружно занимались лесными заготовками, уж если брусника — то бочками, грибы — тоже щедро. Отец с мальчишками охотничал и рыбачил. Мне тоже очень нравилось ходить по тайге. Вообще я всегда тяготела к каким-то парнишечьим занятиям и потому рано научилась водить мотоцикл и работать на тракторе. У меня даже «корочки» тракториста есть!

Однако учиться вы пошли все же на другую специальность, более женскую...

После библиотечного техникума окончила Челябинский институт культуры в 1989 году — библиограф художественной литературы. Некоторое время работала в Тюменской областной детской библиотеке. С удовольствием вспоминаю это время! Потом вышла замуж и перевелась к мужу в город — директором областной детской библиотечной системы в Тобольске. И вот тут-то началось...

Беременность активировала генетическое заболевание, о котором в семье никто и не подозревал. Оно, как выяснилось позднее, передается через семь поколений. Мне не повезло. И я стремительно потеряла 70 процентов зрения. Сначала был шок. Столько планов, столько надежд. Муж спокойно взял на себя все рюши-бантики-косички маленькой дочери. Осложняло нашу новую реальность и здоровье родителей мужа — они к этому моменту были практически в беспомощном состоянии. Муж уйдет на работу, а я еле-еле видящая со стариками и ребенком в деревянном доме....

Что говорили врачи? Была ли надежда?

Съездила в Москву к Филатову. Он очень спокойно, если не сказать бесстрастно, отнесся ко мне. И это было именно то, что мне полезно. Он не давал ложных обещаний и не вселял неоправданных надежд. Сказал, что изменить ничего нельзя, живите с этим. И не поддавайтесь, мол, на предложения шарлатанов. Только намучаетесь и деньги потратите, а можете еще и хуже получить результат, нежели есть. Мне как-то даже полегчало от этой определенности.

Вскоре я попала по приглашению на праздник даров осени в тобольской организации общества слепых. А там — компоты разные, соленья, варенья, чудо-тыквы и прочее. И очень добрая атмосфера. Все друг друга угощают, тем, у кого нет своих дач или огородов, дарят все эти прекрасные заготовки. Знаете, мне стало стыдно. Они такие веселые и жизнерадостные, а я кисну. Тогда я окончательно взяла себя в руки и стала работать с детьми в этом же обществе. А с 2004 года — сначала временно исполняющей обязанности председателя тюменского отделения Всероссийского общества слепых, а потом уже и председателем на постоянной основе.

Верно, что из зимних видов спорта вы предпочитали лыжи? Сейчас не пропускаете сезон?

На лыжах всегда каталась, хоть и любительски. Сначала в школе, студенткой, с семьей, позднее — со своей большой семьей — организацией слепых. Скоро внучку поставим на лыжи, малышке три годика.

Спорт очень важен. И мы в нашей организации большое внимание уделяем игровым видам спорта. Развивается голбол — это такая командная игра с мячом, в который встроен колокольчик. Надо забросить мяч в ворота соперника. Очень популярен у нас и настольный теннис для незрячих. Для него нужен особый стол с бортиками, где игрок защищает свою лунку от мячика опять же со звуковым сигналом. Знаете, у нас даже есть свои чемпионы!

Вообще, коллективная игра дает такое единение и чувство локтя — наверное, это самое ценное. И, конечно, азарт и радость победы. Представьте себе волейбол для слепых: тоже инклюзивная игра шесть на шесть, где трое нападающих совершенно незрячие, а три защитника — с остатками зрения.

Насколько сложно привлечь в организацию людей с ограничением в здоровье? Как внушить им оптимизм и веру в свои силы? Где черпаете и то, и другое вы сами?

Все люди хотят полноценной жизни и тянутся туда, где им рады, где им интересно и хорошо. У нас выстроен свой компактный мир — с офисом, общежитием, несколькими жилыми домами и своим небольшим производством. Мы же занимаемся не только спортом и клубной работой с вязанием, танцами и цветоводством (у нас 64 направления клубной деятельности!), но и стараемся работать, хоть и находимся на финансировании Всероссийского общества слепых. У нас имеется картонажный цех, швейная мастерская, где отшивается вполне приличное постельное белье, цех по производству туалетной бумаги, сборочный цех. Конечно, это нельзя рассматривать как коммерческую деятельность, скорее, как профпригодность, встраивание в общество.

Большим достижением, например, считаю, что удалось открыть группу для слепых и слабовидящих по профессии медицинский массаж на базе ялуторовского медицинского колледжа. У них будет диплом государственного образца. Незрячие люди очень чутко относятся к тактильности, с утратой зрения повышается чувствительность пальцев — все же хочется ощутить, и потому специалисты по массажу из них получаются великолепные.

Участвуем в различных грантах и проектах. Поделюсь радостью — мы выиграли федеральный грант для реализации проекта «Школа тифло-кулинарии» чтобы инвалиды по зрению могли научиться правильно и вкусно готовить. Потребность в таком обучении продиктована самой жизнью. Как включить плиту, не видя ее, как почистить картошку? Насколько это нелегко, понять достаточно просто — попробуйте с завязанными глазами сварить яйцо...

Знаете, мне очень дорого то, что мы вместе, что мы — команда. Один в поле — точно не воин. Особенно в нашем случае. И я так благодарна каждому нашему участнику сообщества и всем, кто нам помогает.


Наверное не только чувствительность пальцев у незрячих людей особенная, но и слух?

Думаю, да. Слышу очень хорошо все, что происходит за стенкой. Люблю аудиокниги на историческую тематику, но отдыхаю на классике. У нас в квартире в спальне и на кухне стоят флэш-аппараты.

Кстати, мы и сами начитываем какие-то вещи в собственном филиале радио ВОС, которое вещает по России и в 30 странах мира. Так мы знакомимся с творчеством людей, обмениваемся новостями, слушаем музыку. Это очень интересно. Между прочим, в Курске есть музыкальный колледж-интернат для инвалидов по зрению. Знаете, как у них говорят? «Мы видим музыку... »

Что касается привлечения к нам и оптимизма, так все зависит от нас самих. Это правда. Есть те, кто хочет просто тихонько лежать на диване, чтобы их не трогали. И это личный выбор. А есть другие, такие неугомонные — сердце радуется! Они влюбляются и женятся (у нас уже не одна свадьба сыграна!), стремятся научиться профессии — хоть юриста, хоть массажиста, хоть портного. Им многое интересно. Приходят в наш специализированный компьютерный класс и занимаются, участвуют в жизни общества. Мы ведь проводим много разных акций, даем в школах уроки понимания инвалидности, показываем детям собак-поводырей, объясняем, что порой человеку с белой тростью нужна помощь на улице. Показываем ребятам как писать и читать по Брайлю. Все это крайне важно, уверена.

(улыбается) Знаете, один знакомый (здоровый!) мальчишечка, у него дедушка зрение потерял, так ловко научился во втором классе методике Брайля, что потом делал отличные шпаргалки. Педагог подходит, а листочек-то чистый. И ей невдомек, что там все написано малюсенькими проколами.


Для справки:
Тунгусова Галина Александровна, председатель Тюменской региональной физкультурно-спортивной организации «Федерация спорта слепых», председатель Тюменской областной организации Всероссийского общества слепых, член Центрального правления Всероссийского общества слепых. Родилась 15 августа 1962 года в селе Черное Вагайского района Тюменской области. В 1987 году потеряла зрение и вступила в общество слепых города Тобольска, где увлеклась лыжными гонками. В 1997 году в Тобольске принимала участие в Чемпионате Европы по лыжным гонкам и биатлону (спорт слепых), по результатам которого ей было присвоено звание «Кандидат в мастера спорта России». В 2004 году Галина Александровна возглавила Тюменскую областную организацию Всероссийского общества слепых.


Текст: Людмила Караваева. Фото из архива Г.А.Тунгусовой и автора.

Интересное в рубрике:
В детстве Наталья Илимбаева читала книги с фонариком под одеялом. И родители не запрещали ей это партизан...
Елена Шакировна — потомок древнего княжеского рода. Влюблена в свою профессию, в свой город, в свою рабо...
Прошли времена, когда общественная работа была уделом людей добрых, но чудаковатых, активных, но слегка «не о...
Она из тех, кто займется любимым делом даже если высадить ее на Луне — найдет кого обучать и воспит...
За сохранение семейных традиций в трех поколениях и значительный вклад в укрепление правопорядка семье Велижан...
«Они встретились прекрасным весенним днем, чтобы выпить кофе и обсудить интересную идею, которая прилетела в светл...