Председатель Духовного управления мусульман Тюменской области
Хвала Всевышнему, что дает много работы и приводит ко мне людей, которым могу быть чем-то полезен. Меня это радует. Значит, не зря пребываю на своем посту.

Когда позвонила председателю Духовного управления мусульман Тюменской области, региональному муфтию Зиннату Садыкову попросить об интервью, он рассмеялся. Не был, говорит, в отпуске семь лет. И буквально сейчас, в редкую минуту затишья на работе, вспомнил о том, что неплохо было бы отдохнуть несколько дней или — хотя бы! — несколько лишних часов. А тут мой звонок.

— Но вы приходите, конечно. Поговорим, — отвечает Зиннат-хазрат. — Хвала Всевышнему, что дает много работы и приводит ко мне людей, которым могу быть чем-то полезен. Меня это радует. Значит, не зря пребываю на своем посту.

... Работу с людьми сложно втиснуть в более или менее упорядоченный график: прихожане могут обратиться с вопросом — позвонить или прийти — в любой момент. Вот и во время нашей беседы Зиннат Аюпович извиняется: ему надо отвлечься, чтобы обсудить детали поездки по районам. В одном поселке его ждет многодетная семья, в другом возник спорный вопрос между соседями, и они настаивают, чтобы рассудил их непременно муфтий.

— А о чем обычно спорят?

— Чаще всего на бытовые темы. Но даже на бытовые вопросы можно найти ответы в религии. Только не всем хватает знаний, чтобы самостоятельно прийти к правильному решению — слишком много вокруг противоречивых мнений. Мы пожинаем плоды непростого периода: в советское время говорить о религии было нежелательно, и наши деды и бабушки, обладавшие истинными знаниями предков, не могли в полной мере поделиться ими с молодыми. А потом, когда говорить стало можно, многие старики уже ушли в мир иной. И на нас обрушилась — в основном из заграничных источников — масса искаженной информации об исламе.

Теперь приходится проделывать огромную работу, чтобы вернуть жителям региона подлинные знания о религии. Для этого совместно с областным правительством организовали и уже четвертый год проводим курсы повышения квалификации для имамов сельских мечетей и представителей районных религиозных организаций. В Тюмень приезжают ведущие преподаватели-богословы из признанных исламских вузов нашей страны, и даже шейх Абдурраззак ас-Саади из Амманского международного университета Иордании был. Вход на занятия свободный — при желании их могут посещать не только мусульмане, но люди другого вероисповедания. Эти знания, считаю, полезны для всех.

— Как вы сами получали знания о религии? Ведь родились как раз в советское время, когда эта тема считалась запретной.

— Семья была верующей. Мой отец — уроженец Нижнетавдинского района — потомок Садык-муллы. А род матери берет начало от муллы Рахмангула. Такое богатое у меня с точки зрения ислама наследие. И отец, и мать хорошо читали Коран, потому что в начальной школе изучали арабский язык. Потом мама выучилась на педагога, а папа стал военным — он окончил пехотное училище и в 1941 году ушел на фронт. Вернулся домой в 45-м, с серьезным ранением, но характер до конца жизни сохранил офицерский, твердый. Всех детей — меня, пять моих сестер и брата — он воспитал с мыслью, что человек не имеет права не получить образования. Мы не смели его ослушаться.

— С чего началось ваше образование?

— С восьми классов школы в родной деревне Янтык. Чтобы окончить девятый и десятый класс, уехал учиться в Ембаево, потом еще и в Каскаре учился...

— Сколько же у вас одноклассников!

— Ой, много! Даже при большом желании не получается посещать все встречи выпускников, которые проводятся. Но вот не так давно все-таки сумел повидаться с одноклассниками из янтыковской школы. Интересно, конечно: всем уже за шестьдесят, а я-то их еще мальчишками и девчонками помню. Да и себя еще мальчишкой помню. Шустрый такой был!

— Хулиганили?

— Наоборот — умел дать отпор хулиганам. Потому что спортом занимался: борьбой, бегал хорошо, подтягивался, даже в баскетбол играл в школьной команде. Хотя как раз баскетболист из меня, если честно, — так себе. Но из команды меня не исключали — за мои борцовские качества, вероятно. Школу я закончил чемпионом Тюменской области по греко-римской борьбе.

— А ей где занимались?

— Начал еще в Янтыке. Там нас, мальчишек, тренировал вернувшийся из армии молодой односельчанин Мирзат Залилов. А в старших классах я решил ехать в Тюмень, проситься в «Динамо». Как сейчас помню: пришел в спортзал, переоделся в свои обычные спортивные штаны... На фоне спортсменов в борцовских трико смотрелся как белая ворона. Но, самое главное, тренеры оценили мою подготовку и приняли меня — с тех пор стал ездить на тренировки из района в город на автобусе, не пропускал ни одной. Продолжил заниматься борьбой и ТВВИКУ, куда поступил в 1974 году после школы, но уже вольной, потому что греко-римской там не было.

— Значит, военно-инженерное училище. Пошли по стопам отца-офицера?

— Да, и мой брат тоже. Отец всегда считал воинскую службу, защиту Родины — самым достойным делом для мужчины. И не могу с ним не согласиться. Ни разу не пожалел, что получил военную профессию и часть своей жизни посвятил службе в Вооруженных силах страны.

— Когда вас выбрали председателем регионального Духовного управления мусульман, были люди, которые говорили, что не видят в роли своего духовного лидера человека военного. Что вы сами думаете об этом?

— По сути, перед офицером и духовным лидером стоят совершенно одинаковые задачи. Первый отвечает за своих подчиненных. Второй — за свою паству. Так что не нахожу никаких преград тому, чтобы офицер стал священнослужителем. Конечно, при условии искреннего намерения и после получения соответствующих знаний.

— В связи с чем у вас появились намерение получить религиозные знания?

— Это произошло не в один день. Жизнь шла своим чередом... В 1989 году я уволился со службы по состоянию здоровья — в звании капитана. Вернулся домой в Янтык, где некоторое время работал школьным преподавателем. А потом ушел в... бизнес, связанный с поставкой в наш регион автомобильных шин. И все, казалось бы, было благополучно — работали мы с компаньонами успешно, зарабатывали хорошие деньги, имели возможность обеспечивать семьи и путешествовать по миру. Но настал тот момент, когда пришла мысль: а что полезного сделано для души?

С 2004 года я стал, что называется, практикующим мусульманином. Совмещал соблюдение канонов ислама с ведением бизнеса. А в 2009-м решил полностью посвятить себя религии — поступил в Российский исламский университет в Уфе, на заочное отделение. Перед этим прошел подготовку в нашей мечети на улице Мельникайте, где преподавали основы ислама и арабского языка.

— Сложно получать еще одно образование — тем более, столь, хм, специфическое, — уже в зрелом возрасте?

— Нелегко. Я и после окончания университета не переставал учиться, учусь и сейчас. Каждый день обязательно читаю на арабском, перевожу. Не высыпаюсь, правда. И, наверное, иногда обижаю своим недостаточным вниманием домашних. Но такова цена знаний.

— С чего началась ваша религиозная деятельность?

— В 2011-м ко мне обратились каскаринские бабаи и попросили возглавить местную мусульманскую организацию. Они знали моих предков-имамов, уважали их, поэтому готовы были довериться мне. Тогда надо было привести в порядок мечеть в Каскаре. И мы сделали это: закончили в ней ремонт, построили теплую тахаратную (помещение для ритуального омовения — авт.), исправили ошибки проектирования, которые были допущены при строительстве здания в начале 90-х... Все это, в том числе, — на пожертвования прихожан.

— Насколько охотно люди жертвуют на строительство и содержание храмов?

— В последние годы людей, готовых жертвовать на строительство и содержание мечетей, стало больше. Теперь садака (милостыни — авт.), пожертвований благотворительных организаций, а также государственных средств нам хватает уже не только на то, чтобы привести мечети в порядок, оплатить коммунальные услуги и выдать зарплату имамам, но и на большее — на создание комфорта. Мы имеем возможность установить современную охранно-пожарную сигнализацию, соответствующую всем требованиям безопасности; заменить окна; постелить новые мягкие ковры, на которых тепло и удобно сидеть; расширить и облагородить прилегающую к мечетям территорию...

— Какие вопросы вам было сложнее решать, когда заняли пост председателя управления? Хозяйственные — ведь они, вроде как, не профильные, или вопросы духовного толка?

— Хозяйственные — не сложно. А вот в том, что касается души, Всевышний всегда испытывает нас. Еще до того, как возглавил управление, я понимал, что необходимо вести мирную политику. Нам надо держаться вместе: не только мусульманам, но всем жителям этого края, который стал нашим общим домом.

Большие надежды возлагаю в этом смысле на подрастающее поколение — я сам и представители нашего исламского просветительского центра часто бываем в вузах, общаемся со студентами. Большое спасибо руководству и педагогам этих учебных заведений, которые идут навстречу, понимая, что тема межрелигиозных и межконфессиональных отношений очень актуальна.

Вообще, надо отдать должное целой плеяде руководителей нашего региона, которые эту тему никогда не забывали и не позволяли обостряться межэтническим отношениям. Этому способствует вся работа по развитию области. Если человек живет в красивом и комфортном месте, где имеет возможность реализовать себя, то у него не возникнет мысли о том, что его кто-то притесняет.

— Вы сказали, что, занимаясь бизнесом, имели возможность путешествовать по миру. Но даже в сравнении со всеми местами, в которых бывали, считаете Тюменскую область красивой и комфортной?

— О, с каким удовольствием я возвращаюсь домой после командировок! Конечно, я считаю свой дом самым красивым и комфортным. Я не могу не любить эту землю. Во-первых, здесь кости моих предков, которых я знаю до седьмого колена. Здесь у меня родилось четверо детей и шесть внуков. Во-вторых, регион день ото дня объективно становится только лучше.

— Насколько я знаю, сейчас вы, как и в детстве, живете в Тюменском районе и каждый день приезжаете оттуда в город?

— Да. С той только разницей, что уже не на автобусе, билет на который в моем детстве стоил, если не ошибаюсь, 20 копеек, а за рулем автомобиля.

Я и борьбу не оставил. Каждый год организую с сыновьями в Каскаре соревнования по греко-римской борьбе — крупнейшие в УрФО. На них приезжают школьники из многих городов, каждый раз собирается больше сотни юных спортсменов. Наш девиз таков: если хотя бы одного из них мы спасем от алкоголя, сигарет и негативного влияния улицы, то это уже хорошо!

— Успеваете и это... А чем бы все-таки занялись в отпуске?

— Выспался! А потом все равно читал бы, учился, строил рабочие планы.

Беседовала Мария Самаркина

Интересное в рубрике:
В июле 2016 года тюменский историк Егор Макаров издал книгу «Тюмень глазами русских и зарубежных литераторов»...
В Тюмени у него нет одноклассников и одногруппников, которые для многих людей надежда и опора. Земляков-то и&n...
Три года назад Альфия Кабирова объединила под своим крылом ялуторовских бабушек и придумала для них проект с теплым назв...
Она мечтала стать переводчиком с немецкого и всю жизнь прожить в родном Таджикистане. Стала судьей. Живет в Сибири...
Его детство пришлось на военное лихолетье. В юности мечтал о погонах военного летчика, но стал летчиком Гражда...
За два десятка лет Тюменская область видала немало хороших конкурсов и фестивалей. Тем не менее, о многих из&n...
Поисковик с более чем 20-летним стажем, один из основателей поискового движения в Тюменской области, он считае...