Летчик, общественный деятель
Исполнительный директор автономной некоммерческой организации «Авиационный спортивный клуб «Юный авиатор», преподаватель учебно-тренировочного центра ОАО «Нижневартовскавиа», член Общественного совета Тюменского управления гражданской авиации, вице-президент Нижневартовского Благотворительного Фонда «Мир Добра», Орден — серебряный крест «Меценаты столетия»
Летчик гражданской авиации, в небе над Самотлором провел около 10 тысяч часов. На Ан-2 он начинал вторым пилотом, потом стал командиром авиаэскадрильи. Тушил лесные пожары, перевозил нефтяников и геологов, а также тонны грузов в аэропорты Нижневартовского района, ХМАО, ЯНАО, Тюмени, СССР и России. Выйдя на пенсию, возродил клуб юных авиаторов «Крылья Самотлора», занялся благотворительностью и благоустройством Нижневартовска. Уезжать с севера никуда не собирается — говорит, здесь вся его жизнь. Награжден Золотой медалью «За полезное», медалью губернатора ХМАО «За работу с молодежью» и Орденом миротворца — награжденный данной медалью считается гражданином мира.

Начнем с 1969 года. Вы прилетели в Нижневартовск. Как он вас принял?

Мой отец прибыл в Нижневартовск в 1968-ом, осенью. А мы с мамой решили сделать ему сюрприз, и 3 января прилетели к нему. Жили мы тогда в поселке Зольное Жигулевского района, на берегу Волги. Прилетели в Тюмень, в аэропорт Плеханово, а дальше у нас билетов не было. Зима, аэровокзал набит битком пассажирами, холодно. Я в 7 классе (мне было 14 лет), мама — беременная, сестра должна была родиться. Билетов нет, в кассе — толпа народа. Я не выдержал и заплакал. Говорю: «Пропустите, у меня мама беременная, дайте нам билет...»

В итоге мы вылетели из Тюмени на ИЛ-14, прибыли в Нижневартовск, в старый аэропорт (нового еще не было). Это в старом Вартовске, сейчас на этом месте — поселок Тепличный. Температура, я как сейчас помню, 59 градусов. Отец встречал нас на машине, которая называлась «лабораторией», там внутри была техника для обслуживания скважин. Поселились у Кунгуровых, друзей отца. Отец, кстати, был КИПовцем, занимался автоматизацией скважин, делал так, чтобы автоматика управляла процессами.

Ваш отец в то время в Нижневартовске, наверное, один такой был? Он и с Муравленко работал?

Он был одним из первых организаторов цеха КиПиА. С Муравленко они частенько перезванивались — отец работал с ним еще в Куйбышевнефти. На Север отец приехал по вызову друга нашей семьи Романа Ивановича Кузоваткина (Самотлора Ивановича), которого теперь называют легендой Тюменского Севера. Кузоваткин, пока работал здесь, был у нас постоянным гостем. Приходя к нам, он брал меня на руки и сажал на шею. Потом Кузоваткин уехал, партия приказала поднимать производство в другом районе. Позднее он перебрался в Тюмень, занялся научной работой, ездил за границу, читал лекции. А когда приезжал в Нижневартовск в командировку, кидал дипломат в гостинице «Самотлор» — и сразу к нам. Мама тогда звонила мне: «Приезжай домой! Дядя Рома прилетел!» Умер он в Тюмени, всей семьей ездили на похороны.

Почему вы не стали нефтяником? Ведь вроде все к тому и шло — вы потомственный нефтяник, все друзья отца тоже работают в этой отрасли.

Когда мы отправились в Нижневартовск, я в первый раз увидел вертолет и самолет и что-то у меня, видимо, внутри, щелкнуло. Я купил в первом же магазине журнал «Гражданская авиация», пролистал его от корки до корки и загорелся. Мы с другом бегали на старый Вартовский аэродром, наблюдали там взлет и посадку. Добирались пешком. Сначала через болото по деревянным дорожкам, потом — по большой трубе метрового диаметра, которая шла от водозабора. После нее был ручей шириной метров в 10. Там был мужичок на плоту, мы платили ему рубль, и он переправлял нас на другой берег, к аэродрому.

В каком году начали летать?

В 1972 году я закончил школу № 2 и поехал в Тюмень, аэропорт Плеханово. Там была приемная комиссия. Сдал экзамен на четверки, поступил по конкурсу, хотя кандидатов было очень много. Два года учился в Бугурусланском летном училище гражданской авиации, потом приехал в Нижневартовск по распределению. Чтобы добиться этого, потребовался звонок Кузоваткина, так как мест было очень мало. В 1974 году я начал летать вторым пилотом.

На каких самолетах?

На АН-2. Я на них всю жизнь пролетал! В Вартовске больших самолетов не было. Можно было переучиться, но для этого надо было уезжать в другой город, а меня никуда не тянуло. Я решил, что буду летать на Ан-2 — и налетал... 10 тысяч часов.
Был, правда, один случай: я переучивался на самолет Ан-28. Шесть таких самолетов планировалось взять в Нижневартовское авиапредприятие, но от покупки самолетов отказались. Для меня этот эпизод запомнился перелетом из Актюбинска, где проходило обучение, в Махачкалу, маршрут пролегал над Каспийским морем. Всего вместе с тренировочными мой налет на Ан-28 составил 10 часов, в тысячу раз меньше чем на родном Ан-2.

После окончания академии гражданской авиации в Санкт-Петербурге, стал командиром эскадрильи.
Закончилось все это в 2007 году. После 50 лет врачи тебя проверяют всякий раз, как космонавта, и я подумал: «Хватит».

Сейчас вы — директор молодежного авиаклуба. Сколько ваших ребят стали пилотами?

У нас только в летном отряде порядка 50 человек. И я еще не говорю о техническом и инженерном составах. У всех авиакомпаний — «Сибирь», «Аэрофлот», «Ютейр», «Восточный экспресс» — есть свои представительства в Нижневартовске. И в каждом представительстве руководят мои выпускники. В аэропорту «Рощино» руководит всем техническим процессом Сергей Припадчев. Он приехал в Вартовск из-под Тобольска специально, чтобы учиться в клубе. Поселился у тетки. И когда он был уже в 9 классе, она вдруг по личным обстоятельствам решила переехать из Вартовска. Сергей остался у разбитого корыта. Год он жил у меня, чтобы закончить учебу.

Есть знаменитые летчики среди ваших выпускников?

Есть, например, полковник Владлен Русанов, он был заместителем командира авиаэскадрильи «Стрижей», авиационной группы высшего пилотажа Военно-воздушных сил России. Сейчас уже на пенсии. На самом деле мои выпускники — все герои.

Кроме руководства авиационным клубом и преподаванием воздушного права пилотам в учебно-тренировочном центре «Нижневартовскавиа» вы занимаетесь благотворительностью. Что такое «Добрый ангел мира»?

Архитектурно-парковый комплекс. Мне предложил построить его международный благотворительный фонд «Меценаты столетия». У меня есть орден от этого фонда, меня наградили за то, что авиацентр «Крылья Самотлора» — он был до «Юного авиатора» — перечислил в 2004 году 35 тысяч рублей на лечение больного ребенка. «Меценаты столетия» всем награжденным предлагают строить парки. Я пробивал эту тему лет шесть, землю отвоевывал, решал вопросы финансирования. По счастливой случайности «Нижневартовскстройдеталь», предприятие, которое занимается в основном строительством, обратилось ко мне с предложением построить парк вместе. В общем, проект делал я совместно с заслуженным художником России Петром Тимофеевичем Стронским, председателем попечительского совета Николаем Николаевичем Дроздовым, Президентом Международного Благотворительного Фонда «Мир Добра» Олейник Олегом Николаевичем, а строили уже совместно с ЗАО «Нижневартовскстройдеталь» при участии генерального директора Литуса Александра Федоровича и главного инженера Коротаева Максима Александровича.

Не хочется перебраться в теплые края? Осесть, например, в Краснодаре, по примеру многих нижневартовцев?

Нет. Во-первых, родители здесь похоронены, во-вторых, не тянет меня никуда, это моя вторая родина — этот город, который вырос на моих глазах.

Дети тоже в Нижневартовске?

Сын Антон здесь, работает оператором по добыче нефти в НГДУ «Самотлорнефтегаз». Уже второе высшее получает нефтяное, чтобы дальше идти, а не только задвижками заниматься. Антон — мастер спорта России по парашютному спорту в молодежной команде России («Русские волки»), совершил более 1500 прыжков. Денис — начальник смены службы организации перевозок в аэропорту Нижневартовск, руководит отправкой пассажиров. Он тоже парашютист, совершил более 500 прыжков. Дочь Ольга работала в аэропорту агентом службы организации перевозок. Сергей, ее муж, тоже авиатор, летал на самолете Ан-2, сейчас — на вертолете Ми-8 в ОАО «Нижневартовскавиа». Будучи курсантами, Ольга и Сергей познакомились в клубе «Юных авиаторов».

Небо снится?

Ну а как же! Летаю во сне.

Автор: Петр Авдеев. Фото из архива С.В.Блинова.

Интересное в рубрике:
Неужели это правда — прошло полвека с того времени, как веселые студенты отправились в свой первый стройотряд...

Его опыт эксперта в судебной медицине может лечь в основу увлекательного детектива. Или романа, полного романтики и приключений....

Дон Кихот и Соловей-разбойник, уходящая Тюмень и библейские сюжеты, геометрия Севера и романтические портреты ...
Мама видела ее известным врачом, известный Константин Лагунов прочил ей писательскую карьеру, сама она с детства хо...
Он не открыл месторождений, но побывал практически на всех нефтепромыслах Югры. Отдав более полувека любимому ...
Ему было всего 15 лет, когда началась война. Но он на нее не опоздал. Ушел в армию в 17 ле...
Всего два года назад ее жизнь была расписана, как партитура. Планы, программы, гастроли, музыка, музыка, музыка. Она есть и сейчас...