Летчик, общественный деятель
Исполнительный директор автономной некоммерческой организации «Авиационный спортивный клуб «Юный авиатор», преподаватель учебно-тренировочного центра ОАО «Нижневартовскавиа», член Общественного совета Тюменского управления гражданской авиации, вице-президент Нижневартовского Благотворительного Фонда «Мир Добра», Орден — серебряный крест «Меценаты столетия»
Летчик гражданской авиации, в небе над Самотлором провел около 10 тысяч часов. На Ан-2 он начинал вторым пилотом, потом стал командиром авиаэскадрильи. Тушил лесные пожары, перевозил нефтяников и геологов, а также тонны грузов в аэропорты Нижневартовского района, ХМАО, ЯНАО, Тюмени, СССР и России. Выйдя на пенсию, возродил клуб юных авиаторов «Крылья Самотлора», занялся благотворительностью и благоустройством Нижневартовска. Уезжать с севера никуда не собирается — говорит, здесь вся его жизнь. Награжден Золотой медалью «За полезное», медалью губернатора ХМАО «За работу с молодежью» и Орденом миротворца — награжденный данной медалью считается гражданином мира.

Начнем с 1969 года. Вы прилетели в Нижневартовск. Как он вас принял?

Мой отец прибыл в Нижневартовск в 1968-ом, осенью. А мы с мамой решили сделать ему сюрприз, и 3 января прилетели к нему. Жили мы тогда в поселке Зольное Жигулевского района, на берегу Волги. Прилетели в Тюмень, в аэропорт Плеханово, а дальше у нас билетов не было. Зима, аэровокзал набит битком пассажирами, холодно. Я в 7 классе (мне было 14 лет), мама — беременная, сестра должна была родиться. Билетов нет, в кассе — толпа народа. Я не выдержал и заплакал. Говорю: «Пропустите, у меня мама беременная, дайте нам билет...»

В итоге мы вылетели из Тюмени на ИЛ-14, прибыли в Нижневартовск, в старый аэропорт (нового еще не было). Это в старом Вартовске, сейчас на этом месте — поселок Тепличный. Температура, я как сейчас помню, 59 градусов. Отец встречал нас на машине, которая называлась «лабораторией», там внутри была техника для обслуживания скважин. Поселились у Кунгуровых, друзей отца. Отец, кстати, был КИПовцем, занимался автоматизацией скважин, делал так, чтобы автоматика управляла процессами.

Ваш отец в то время в Нижневартовске, наверное, один такой был? Он и с Муравленко работал?

Он был одним из первых организаторов цеха КиПиА. С Муравленко они частенько перезванивались — отец работал с ним еще в Куйбышевнефти. На Север отец приехал по вызову друга нашей семьи Романа Ивановича Кузоваткина (Самотлора Ивановича), которого теперь называют легендой Тюменского Севера. Кузоваткин, пока работал здесь, был у нас постоянным гостем. Приходя к нам, он брал меня на руки и сажал на шею. Потом Кузоваткин уехал, партия приказала поднимать производство в другом районе. Позднее он перебрался в Тюмень, занялся научной работой, ездил за границу, читал лекции. А когда приезжал в Нижневартовск в командировку, кидал дипломат в гостинице «Самотлор» — и сразу к нам. Мама тогда звонила мне: «Приезжай домой! Дядя Рома прилетел!» Умер он в Тюмени, всей семьей ездили на похороны.

Почему вы не стали нефтяником? Ведь вроде все к тому и шло — вы потомственный нефтяник, все друзья отца тоже работают в этой отрасли.

Когда мы отправились в Нижневартовск, я в первый раз увидел вертолет и самолет и что-то у меня, видимо, внутри, щелкнуло. Я купил в первом же магазине журнал «Гражданская авиация», пролистал его от корки до корки и загорелся. Мы с другом бегали на старый Вартовский аэродром, наблюдали там взлет и посадку. Добирались пешком. Сначала через болото по деревянным дорожкам, потом — по большой трубе метрового диаметра, которая шла от водозабора. После нее был ручей шириной метров в 10. Там был мужичок на плоту, мы платили ему рубль, и он переправлял нас на другой берег, к аэродрому.

В каком году начали летать?

В 1972 году я закончил школу № 2 и поехал в Тюмень, аэропорт Плеханово. Там была приемная комиссия. Сдал экзамен на четверки, поступил по конкурсу, хотя кандидатов было очень много. Два года учился в Бугурусланском летном училище гражданской авиации, потом приехал в Нижневартовск по распределению. Чтобы добиться этого, потребовался звонок Кузоваткина, так как мест было очень мало. В 1974 году я начал летать вторым пилотом.

На каких самолетах?

На АН-2. Я на них всю жизнь пролетал! В Вартовске больших самолетов не было. Можно было переучиться, но для этого надо было уезжать в другой город, а меня никуда не тянуло. Я решил, что буду летать на Ан-2 — и налетал... 10 тысяч часов.
Был, правда, один случай: я переучивался на самолет Ан-28. Шесть таких самолетов планировалось взять в Нижневартовское авиапредприятие, но от покупки самолетов отказались. Для меня этот эпизод запомнился перелетом из Актюбинска, где проходило обучение, в Махачкалу, маршрут пролегал над Каспийским морем. Всего вместе с тренировочными мой налет на Ан-28 составил 10 часов, в тысячу раз меньше чем на родном Ан-2.

После окончания академии гражданской авиации в Санкт-Петербурге, стал командиром эскадрильи.
Закончилось все это в 2007 году. После 50 лет врачи тебя проверяют всякий раз, как космонавта, и я подумал: «Хватит».

Сейчас вы — директор молодежного авиаклуба. Сколько ваших ребят стали пилотами?

У нас только в летном отряде порядка 50 человек. И я еще не говорю о техническом и инженерном составах. У всех авиакомпаний — «Сибирь», «Аэрофлот», «Ютейр», «Восточный экспресс» — есть свои представительства в Нижневартовске. И в каждом представительстве руководят мои выпускники. В аэропорту «Рощино» руководит всем техническим процессом Сергей Припадчев. Он приехал в Вартовск из-под Тобольска специально, чтобы учиться в клубе. Поселился у тетки. И когда он был уже в 9 классе, она вдруг по личным обстоятельствам решила переехать из Вартовска. Сергей остался у разбитого корыта. Год он жил у меня, чтобы закончить учебу.

Есть знаменитые летчики среди ваших выпускников?

Есть, например, полковник Владлен Русанов, он был заместителем командира авиаэскадрильи «Стрижей», авиационной группы высшего пилотажа Военно-воздушных сил России. Сейчас уже на пенсии. На самом деле мои выпускники — все герои.

Кроме руководства авиационным клубом и преподаванием воздушного права пилотам в учебно-тренировочном центре «Нижневартовскавиа» вы занимаетесь благотворительностью. Что такое «Добрый ангел мира»?

Архитектурно-парковый комплекс. Мне предложил построить его международный благотворительный фонд «Меценаты столетия». У меня есть орден от этого фонда, меня наградили за то, что авиацентр «Крылья Самотлора» — он был до «Юного авиатора» — перечислил в 2004 году 35 тысяч рублей на лечение больного ребенка. «Меценаты столетия» всем награжденным предлагают строить парки. Я пробивал эту тему лет шесть, землю отвоевывал, решал вопросы финансирования. По счастливой случайности «Нижневартовскстройдеталь», предприятие, которое занимается в основном строительством, обратилось ко мне с предложением построить парк вместе. В общем, проект делал я совместно с заслуженным художником России Петром Тимофеевичем Стронским, председателем попечительского совета Николаем Николаевичем Дроздовым, Президентом Международного Благотворительного Фонда «Мир Добра» Олейник Олегом Николаевичем, а строили уже совместно с ЗАО «Нижневартовскстройдеталь» при участии генерального директора Литуса Александра Федоровича и главного инженера Коротаева Максима Александровича.

Не хочется перебраться в теплые края? Осесть, например, в Краснодаре, по примеру многих нижневартовцев?

Нет. Во-первых, родители здесь похоронены, во-вторых, не тянет меня никуда, это моя вторая родина — этот город, который вырос на моих глазах.

Дети тоже в Нижневартовске?

Сын Антон здесь, работает оператором по добыче нефти в НГДУ «Самотлорнефтегаз». Уже второе высшее получает нефтяное, чтобы дальше идти, а не только задвижками заниматься. Антон — мастер спорта России по парашютному спорту в молодежной команде России («Русские волки»), совершил более 1500 прыжков. Денис — начальник смены службы организации перевозок в аэропорту Нижневартовск, руководит отправкой пассажиров. Он тоже парашютист, совершил более 500 прыжков. Дочь Ольга работала в аэропорту агентом службы организации перевозок. Сергей, ее муж, тоже авиатор, летал на самолете Ан-2, сейчас — на вертолете Ми-8 в ОАО «Нижневартовскавиа». Будучи курсантами, Ольга и Сергей познакомились в клубе «Юных авиаторов».

Небо снится?

Ну а как же! Летаю во сне.

Автор: Петр Авдеев. Фото из архива С.В.Блинова.

Интересное в рубрике:
Его открытия — от маленьких бабочек до скелета гренландского кита — самого большого животного в&nb...
Поисковик с более чем 20-летним стажем, один из основателей поискового движения в Тюменской области, он считае...
Он видит в косточке авокадо спрятавшегося кролика, а в деревянном бруске — одалиску. Называет себя ...
Работы скульптора искать не надо. Они выходят из мастерской и остаются жить на улицах городов и сел, в&nb...
История создания компании датируется 2011 годом, но де-факто она начала формироваться еще в 90-е годы. Это было уди...
В своем ярко красном пальто и нарядной шляпке она похожа на английскую королеву, но в отличие от пос...
Прошли времена, когда общественная работа была уделом людей добрых, но чудаковатых, активных, но слегка «не о...
Скорее всего, она родилась таким человеком-вулканом: энергия бьет через край. Она все делает с азартом — поет, орг...