Историк
Артем Бирюков — кандидат исторических наук, преподаватель кафедры отечественной истории ТюмГУ. А также создатель группы «Тюмень до нашей эры» в социальной сети «ВКонтакте».

За восемь лет существования альбомы этой группы пополнились тремя десятками тысяч фотографий, в группу вступили почти 22 тысячи интернет-пользователей.

— На самом деле, это не так много по сравнению с некоторыми подобными группами, посвященными визуальной истории других городов, — говорит Артем. — Однако восемь лет назад мы и о такой-то популярности не думали.

— А о чем думали? С какой целью создавали группу?

— С... эгоистической. Я хотел найти новые для себя фотографии Тюмени позднего советского и постсоветского времени. И справедливо полагал, что в интернете конечно же есть люди, которые могут мне в этом помочь. Так и вышло — с той только разницей, что пользователи стали присылать фотографии не только названного периода, но сделанные и гораздо раньше, и гораздо позже. Все это было очень интересно, поэтому в итоге мы посвятили группу изображениям города с момента появления тюменской фотографии и до наших дней.

— Мы — это кто? С кем вы начали создавать группу, и кто поддерживает вас сейчас?

— Изначальная задумка принадлежит мне и моей жене Марии. Она, среди прочего, придумала первое название группы «Старый объектив, или Тюмень до нашей эры», которое позже мы сократили до второй части — для удобства использования в социальных сетях. А затем к нашему, так сказать, «политбюро» стали присоединяться модераторы из числа пользователей. С кем-то я был знаком раньше, с кем-то познакомился через интернет. Некоторые люди впоследствии отошли от управления группой, а некоторые по сей день остаются модераторами. Хотелось бы назвать моего студента Сашу Речкина; нынешнего коллегу Артема Скочина; сотрудника индустриального университета Татьяну Телушкину; поэта и энтузиаста городской тюменской тематики Дмитрия Карнаухова, Владислава Игнатюгина — сказать по правде, я даже не знаю, чем он сейчас занимается в реале; Юлию Сердюкову, которая приехала в город относительно недавно, но активно интересуется его историей; магистранта университета Александра Болдырева... Наконец, Сергея Бушуева — он фотографирует старинные, признанные памятниками истории и просто интересные старые здания, которые сносятся или, к сожалению, будут в скором времени снесены... И, конечно, обязательно надо сказать о Елене Лысенко, которая даже в самые сложные времена не давала группе загнуться и, когда мне самому хотелось все бросить, упорно продолжала наполнять ее контентом. Кроме модераторов, есть немало людей, которые всегда симпатизировали нашему делу и чьи имена я прекрасно знаю, но не могу придать огласке из соображений тактических. Ведь жизнь гораздо сложнее наших представлений о ней.

— Что за сложные времена? Почему хотелось все бросить?

— Были периоды, когда я остывал к группе. Но после этого обязательно наступало время, когда брался за ее развитие снова.

— Группа для вас — продолжение работы или увлечение?

— Это хобби, связанное с моей профессией, скажем так.

— Насколько я поняла, одни из главных поставщиков фотографий для вашей группы — сами подписчики. Но есть, наверняка, и другие источники информации?

— Конечно. Я же историк, а историки обладают таким умением — искать информацию. Но, должен сказать, что основным способом ее добычи всегда было и остается знакомство с людьми, которые располагают этой информацией либо имеют к ней доступ. Я уже говорил о Елене, которая имеет возможность изучать в библиотеке подшивки старых газет. Там много интересных фотографий. Хотя при переводе в цифру они не всегда получаются того качества, как хотелось бы, но это не отменяет их ценности.

А вообще, со временем наша группа сама стала источником уникальной информации — в ней опубликованы такие фотографии, которые раньше нигде в интернете не появлялись. Нам удалось создать ресурс, который сопоставим с практически любым государственным архивом по количеству фотографий. Речь, разумеется, о региональных архивах, и региональной тематике. Да, дело в этих госархивах, может быть, поставлено более профессионально, зато мы доступны для всех.

— Кстати, о доступности. Есть ли в вашей группе что-то вроде фейсконтроля, правила поведения? Они прописаны где-то?

— Нет, они не прописаны, но мы, безусловно, даем пользователям понять, что допустимо, а что нет в группе. Например, совершенно недопустимо использовать ненормативную лексику.

— Неужели кто-то использует ее под историческими фотографиями? По какому поводу?

— Как ни странно, часто люди выражают так свой восторг или другие положительные эмоции. По большому счету, они используют язык социальных сетей, который используют многие, но конкретно для нашего сообщества он не приемлем. О чем мы и сообщаем пользователям. Если они с нами не согласны и продолжают вести себя подобным образом, их приходится банить.

— Какие еще есть причины, по которым вы можете отправить в бан?

— Использование материалов группы без указания источника. Я очень трепетно отношусь к этому, потому что привык поступать в соответствии с научной этикой — всегда указывать авторство. Наша группа, к слову, отличается от многих других именно этим. Мы уважаем источники, из которых получаем информацию.

— Как вы систематизируете материал?

— Мы довольно долго размышляли над тем, как это сделать. Первой мыслью было разделить фотографии по годам: 90-е, 80-е, 70-е и тому подобное... Но получалось неудобно — слишком большой объем информации о разных местах и объектах в одной папке. Сошлись на территориальном принципе систематизации. Фотографии в альбомах размещены в таком порядке, что, пролистывая их, вы как будто идете по городу и смотрите то налево, то направо...

— Суть группы — в ее альбомах?

— Да, альбомы — это подводная часть нашего айсберга. А верхушка — стена, на которой мы выкладываем обновления: фотографии с комментарием — когда был сделан этот снимок, что на нем изображено. Это для привлечения внимания пользователей. Если хотите, стена группы — витрина магазина, в котором, правда, ничего не продается. Все бесплатно.

— Не пробовали зарабатывать на группе?

— Нам много раз поступали предложения продать группу. Причем назначалась конкретная цена, которая, на самом деле, не соизмерима с теми усилиями, что мы вложили в создание контента за эти восемь лет. Если честно, не представляю сумму, за которую мог бы продать свой проект. Пока мы отказываемся даже от рекламы — это слишком разные мотивации: зарабатывать деньги и выкладывать фотографии из интереса.

— Это ваш интерес. А с чем, как вы думаете, связан интерес к группе пользователей?

— С ностальгией. В чем суть ностальгического отношения к прошлому? Мир, который окружает человека в данный момент, кажется ему источником проблем. И человек находит некое успокоение в ощущении, что хотя бы раньше было лучше. Это фундаментальное свойство человеческой психики.

— Там хорошо, где нас нет?

— Что-то вроде того. Очень часто, когда в группе появляются фотографии советской застройки новых микрорайонов, пользователи обращают внимание на то, что дома только возводятся, а школа и детсад поблизости уже есть. Сразу появляются комментарии из разряда: как хорошо было раньше, власть заботилась о народе, не то что сейчас! Многие, рассматривая фотографии прошлых лет, воспринимают их за чистую монету. Хотя многие известные специалисты по визуальной истории и по истории фотографии говорят, что фотография — это... фикция. Тому есть в нашей группе замечательный пример. Это снимок 7-й школы, что за «Космосом». Его в свое время я взял с сайта школы, там он датирован началом 60-х, а сама школа открылась в 1959 году. На снимке за школой — чистое поле, и в нем — одинокая строящаяся пятиэтажка. Создается ощущение, что это первый жилой дом в районе. Как хорошо! Дома еще нет, а школа для детей будущих жильцов уже есть.

На самом деле, это не больше, чем выгодный ракурс, который — скорее всего, сознательно — выбрал фотограф. Если бы он повернул камеру по направлению к реке, мы бы увидели огромный, застроенный домами поселок ТЭЦ, к которому, собственно, и примыкала школа. То есть, она была построена для жителей этого поселка, а не заранее, якобы для тех, кто заедет в новую пятиэтажку. Вот такая советская пропаганда, которая жива по сей день. И нет никакой разницы, как мы ее называем и называем ли вообще — суть от этого не меняется.

— Вы рассказали пользователям о своих размышлениях на этот счет?

— Нет.

— Сохраняете интригу?

— Не в этом дело. Чем длиннее комментарий к посту, тем больше вероятность, что его пролистнут. Таков принцип работы социальных сетей.

— Не хотели выйти со своим проектом в реальность? Например, устроить выставку фотографий в той же библиотеке, музее, на улице во время празднования очередного Дня города?..

— Пока на это элементарно нет времени. У соцсетей при всей их специфике есть и неоспоримые достоинства. Они помогают сделать многое, минимизировав усилия. Одно дело выложить фотографии в сеть, другое — организовать реальное мероприятие. Конечно, идеи об этом у модераторов были, но пока они так и не воплотились в жизнь. Не исключаю, что рано или поздно это произойдет. Однако только при условии, если мы четко определим для себя — зачем? Аудитория у нас уже есть, и она увеличивается с каждым годом без всякой рекламы.

— А критики есть?

— Да. Но одно дело, когда пользователи конструктивно критикуют, предлагая аргументированные поправки в описания каких-либо фотографий. И совсем другое — когда необоснованная критика касается лично модераторов. Тут мы считаем себя вправе обидеться. В конце концов, дареному коню в зубы не смотрят.

— Есть среди фотографий, опубликованных в группе, самые вами любимые?

— Их уже настолько много, что удобнее любить всю группу в целом, иначе никаких эмоций не хватит.

— А любимые места в городе есть?

— Ммм... Не задумывался, но, скорее всего, это университетский квартал. Квадрат, точнее прямоугольник улиц Красина, Семакова, Володарского и Герцена. Микрорайоны мне тоже интересны, потому что сам я — человек из микрорайонов.

— Когда и где родились?

— В 78-м году в Тюмени, а если точнее — во втором роддоме на улице Холодильной. Детство прошло на улице Ватутина. На рубеже 80-х и 90-х мама активно участвовала в движении МЖК и заработала квартиру в одном из первых домов одноименного микрорайона, сейчас я с семьей живу в том же районе. Кстати, из комментариев в группе вытекает такое мнение, что истинные тюменцы — это те, кто родился и живет в центре города. А те, что из микрорайонов — «понаехавшие».

— Обидно?

— Нет, просто занятное мнение. В данный момент мне в центре жить, конечно, было бы удобнее — ближе к работе. Но за неимением гербовой, как говорится, пишем на обычной.

— В альбомах группы есть фотографии из вашего личного альбома?

— В них немало фотографий того периода, когда я носился с идеей сфотографировать весь город. С 2012 года я проделал довольно большую работу — снимал несколько сезонов и отснял город процентов на 30-ть. Среди этих фотографий есть снимки зданий, которые уже снесены. А есть те, которые еще стоят — панельные дома, двухэтажные дома сталинской архитектуры в стиле «баракко»...

— То есть, современные фотографии вы тоже выкладываете?

— Да. Название группы говорит само за себя — «Тюмень до нашей эры». Наша эра смещается каждый день. И в этом есть, как мне кажется, некоторая претензия на вечное существование группы.

Беседовала Мария Самаркина

Фото из личного архива Артема Бирюкова и группы «ВК» «Тюмень до нашей эры»

Интересное в рубрике:
В два года на вопрос «кем ты хочешь стать, малыш?», он четко ответил: «Педиатром», чем...
Всего два года назад ее жизнь была расписана, как партитура. Планы, программы, гастроли, музыка, музыка, музыка. Она есть и сейчас...
Он добывал шаимскую нефть, разбуривал няганьские залежи, да и Кальчинское месторождение на юге Тюменской области...
Елена Шакировна — потомок древнего княжеского рода. Влюблена в свою профессию, в свой город, в свою рабо...
Он делал хорошую карьеру на тюменском телевидении — выпускал серьезные документальные фильмы, был корреспонде...
Сергей Корепанов — известный и авторитетный политик. Учился, жил и работал в Риге, Киеве, Салехарде, Москве,...
«Практикуя свободное письмо на английском, я вывела правило жизни, которое пока мне нравится. Оно состоит в том,...