музыкант
Она не из тех, кто что-то делает в полсилы: в училище искусств училась на фортепианном и теоретическом отделении, в Казанской консерватории по двум специальностям — фортепиано и органу. Совершенствовала мастерство органиста в аспирантуре Казанской консерватории и одновременно в магистратуре Санкт-Петербургского госуниверситета на кафедре старинной музыки, а также ассистентуре-стажировке на кафедре органа Московской консерватории. Каждый концерт с ее участием отличает изящная «непростота» — концептуальность и зрелищность.
Вы родились в семье музыкантов?

Философов. Папа — доктор философских наук, профессор, мама — кандидат философских наук. Папа всегда занимался математикой, но обе диссертации писал на стыке математики и философии. Мама говорит, что в юности она романтично думала, что философия поможет ей понять смысл жизни. Сейчас посмеивается над своим идеализмом.

Быть может, в доме звучала какая-то красивая музыка?

Дедушка (папин отец) играл на мандолине и на скрипке. У него не было никакого образования, работал и столяром, и плотником, однако в его толстенной трудовой книжке была запись — «учитель музыки в средней школе». Любитель-самоучка, он играл душой. Сколько себя помню, дедушка всегда жил с нами, так что первые мои музыкальные впечатления были от него.

Музыке сами захотели учиться?

Мой старший брат брал уроки фортепиано у частного преподавателя по настоянию родителей. Сам он активно не хотел заниматься музыкой и даже прятался от учительницы. Потом случайно серьезно порезал палец и, действительно, уже не смог играть. Меня отдали в филиал первой музыкальной школы в шесть лет. Система обучения строилась так: полгода сольфеджио и ритмика, и только после этой подготовки начинаются занятия на инструменте. Главное было — дождаться желаемых уроков фортепиано.

Мой первый педагог — Наталья Ростиславовна Василенко создала настоящий уголок музыки в нашей маленькой школе на «Маяке» — уютный, теплый, с замечательной творческой атмосферой. Наталья Ростиславовна учила нас любить музыку. Сейчас у нее занимается моя дочь. Ей очень нравится заниматься фортепиано, играть со мной на органе в четыре руки, участвовать в концертах и конкурсах, но при этом пока она твердо решила стать генетиком.

Почему выбрали классическое направление?

Обучение в музыкальной школе способствовало этому. В третьем классе, например, впервые сыграла Шумана — полюбила его музыку, потом познакомилась с произведениями Гайдна — и он стал любимым композитором, потом Григ, Шопен... Настоящим праздником были наши с мамой посещения областной библиотеки, где мы заказывали по каталогу пластинки с классикой и слушали их в специальной комнате.

Ваши ровесницы играли в куклы и прыгали через резиночки, когда вы разучивали гаммы. Не чувствовали себя ущемленной?

Вовсе нет! (смеется) В куклы я играла до 20 лет, чуть ли не до самого замужества. Всю стипендию тратила на Барби, одежду для них и аксессуары. А вот дочери моя коллекция не слишком интересна.

Конечно, я много занималась, но и гуляла, и играла. Хотя, да, больше друзей и подруг у меня было в музыкальной среде.

Как в вашу жизнь вошла органная музыка?

В училище искусств, где я тогда училась, приехал из Екатеринбурга органист Анатолий Маршалов с предложением открыть органный класс. Нашлось 15 желающих, потом осталось только трое и все — девушки. Занимался педагог с нами полгода, подготовили концерт. Сам Анатолий в свое время учился в Казанской консерватории и посоветовал мне тоже туда поступать. Я тогда мечтала о Петербурге, но органист, с которым списалась, собирался уезжать в Германию и сам посоветовал мне ту же Казанскую консерваторию. Это была судьба...

Орган традиционно считается мужским музыкальным инструментом...

В Германии орган называют королевой инструментов. На немецком языке орган — die Orgel, женского рода. Интересно и то, что первой органисткой стала Таис, жена механика Ктесибия, создавшего водяной орган в третьем веке до нашей эры.

Кем вы ощущаете себя в первую очередь — пианисткой или органисткой?

Сложно ответить... Мне очень нравится фортепианная музыка 19 века эпохи романтизма. Орган более объективен, что ли. Он изначально связан с духовной, церковной музыкой. Не случайно органиста считали посредником между Богом и человеком.

Когда вы начали работать в тюменской филармонии?

Еще на третьем курсе училища. Антон Георгиевич Шароев (он тогда только-только приехал в Тюмень) пришел в Тюменское училище на прослушивание вокалистов. Я сидела в коридоре на подоконнике и ждала начала занятий. И вдруг выяснилось, что нет аккомпаниатора на прослушивание. Вот меня быстренько и привлекли. Шароеву понравилась моя работа и он пригласил меня в оркестр «Камерата Сибири», а потом уже, намного позже, — и в ансамбль старинной музыки «Барокко».

Сейчас мы с с мужем работаем в штате двух филармоний — в Томске и Тюмени. Мой муж, Дмитрий Ушаков, тоже органист. Он родом из Москвы. Игре на органе учился с 11 лет. В Москве он работал церковным органистом, сначала католического храма Святого Людовика Французского на Лубянке, затем главным органистом Кафедрального лютеранского собора святых Петра и Павла на Китай-городе.
Наш творческий дуэт «Duo Vox Angelica» побывал с сольными концертами, наверное, практически во всех российских городах, где есть органы.

Как рождаются ваши концептуальные концерты?

Все играют концерты с названиями типа «шедевры органного романтизма» этим никого не поразишь. Нам интереснее придумывать что-то необычное, соединять несоединимое. Например, в этом году в Тюменской филармонии мы представляли цикл концертов, основанных на контрастах эпох: например, «Рококо и модерн. Между шпагой и авто», «Барокко и XXI век — Между париком и интернетом».

В следующем сезоне в Тюмени представим зрителям новую программу — «По следам оркестра Поля Мориа», построенную на сочетании эстрадных композиций и классической музыки: Мориа и Моцарт, Мориа и Вивальди, а также программы «Призрак оперы на органе», «Вивальди против Пьяцоллы» и «Орган танцует».

Вы больше просвещаете или развлекаете?

И просвещаем, и развлекаем. Нам хочется так зацепить слушателя, чтобы он пришел еще и еще раз на органные концерты.

Для вас существуют какие-то особенные концертные залы?

Как-то раз мы с мужем были на мастер-классах в Thomaskirche — Церкви Святого Фомы (Лейпциг). Это особое место для всех органистов, здесь работал сам Иоганн Себастьян Бах. На третий день занятий спускаемся вниз и вдруг видим прямо перед собой могилу Баха, украшенную цветами. И маленький воздушный шарик привязан. Нас до слез проняло, мы вдруг осознали, что здесь покоится гений. Это одно из главных мест, где хочется играть.

Конечно, запомнился потрясающий орган в Хаарлеме (Голландия) в церкви святого Баво. На нем, говорят, играли Гендель, Моцарт, Лист...
В России, пожалуй, самый лучший орган голландской фирмы «Флентроп» находится в Казани — в прекрасном зале имени Салиха Сайдашева.

Кто из музыкантов вас впечатляет больше других?

Борис Березовский.

?

Тезка... Борис Березовский — невероятно глубокий музыкант и потрясающий виртуоз. На последнем XV конкурсе имени Петра Чайковского поразил французский исполнитель Люка Дебарг. Он настоящий самородок, профессионально занимающийся музыкой совсем недавно. Играет невероятно проникновенно! Как он исполняет Равеля...

Из органистов я бы выделила моего консерваторского педагога Рубина Абдуллина и органиста Собора Парижской Богоматери Оливье Латри.

Города отличаются друг от друга музыкальным вкусом и восприятием?

Прежде всего, выступая в разных городах, мы обращаем внимание на сам инструмент и зал, в котором он находится. Звучание органа ведь тесно связано с залом, его акустикой. Конечно, механика инструментов бывает разная, иногда довольно тяжелая чисто физически. После иного концерта остается ощущение, что несколько часов интенсивно занимался фитнесом.

Как ни странно, на органные концерты публика идет охотнее, нежели на фортепианные (если, конечно, играет не Денис Мацуев).

Тюмень — музыкальный город?

Теперь, когда создан симфонический оркестр отличного уровня, с уверенностью можно сказать, что да! Верю, что когда-нибудь в нашей филармонии появится новый концертный орган с большими возможностями...

Остаются ли силы на что-нибудь после концертов?

Бывают дни, когда играю по три концерта. Это дает такой заряд энергии, что хочется творить. Мне чем больше концертов, тем лучше я себя чувствую...

Текст: Людмила Караваева. Фото из архива М.Блажевич.

Интересное в рубрике:
Это с его легкой руки некогда лаконичные холлы огромного здания отеля наполнились артефактами и задышали уютом старой до...
В 17 лет играла замужнюю даму, в 30 лет — старуху, а в 40 — молодую девушку. Р...
Вся ее рабочая биография связана с французским языком. Она много раз стажировалась во Франции и знает ее как...
Топ-менеджер крупной компании, но в публичном пространстве больше известна как интересный фотограф с собственным вз...
Она поет на английском, итальянском, французском, испанском, но и родной русский не забывает. Дает концерты со...
Химик-биолог по образованию, много лет назад он по совету друга попал в студенческий театр и в итоге...
Отличник в школе, вузе, на работе — все, что он делает хоть долго, хоть коротко, — на &l...