Руководитель арт-группы «Цвет города»
Ему нравится дарить городу маленький Манхеттен и гигантскую книжную полку. Он гнет свою «Крапивинскую линию» и превращает невзрачные тюменские подъезды в настоящие парадные. А впереди новые смелые цветные планы...
Как родился «Цвет города»?

Сначала наступило разочарование в профессии — стало слишком много людей, называющих себя фотографами. Раньше нужно было думать, выстраивать кадр, сейчас достаточно сделать много кадров подряд, какой-то из них да и окажется удачным. Я смотрю на это множество работ и ничего не чувствую, не звенит. Вот снимки Сергея Киселева у меня вызывают это самое «дзыынь!».

Второе обстоятельство — есть понимание, что в нашем городе в уличном изобразительном искусстве имеется большая дыра.

И третье. Сошлись звезды. В 2011 году одна коммерческая структура попросила придумать для них что-то эдакое на Цветном бульваре, дабы и красиво было и в рекламных целях, опять же. Можешь? — спрашивают. И я ляпнул: «Могу!»

Все, деваться было некуда. Начал гуглить, кто и что ваяет в Европе. Если учесть, что на английском даже меню с трудом мог прочитать, искать было непросто. Как бы то ни было, списался с ребятами из Нидерландов — Питером Вестерингом и Леоном Keer. Позвал сюда. Они ответили, хорошо, почему бы и нет, это очень интересно. С месяц переписывались, а потом они приехали.

Питер и Леон рисовали на Цветном бульваре первую в Тюмени 3-Д картинку — водопад. Я как мог помогал, подносил краски, то, се. Лил дождь. Мы поставили для укрытия кривоватые палатки. Все было здорово... В глазах зрителя была та искра, с которой все началось. И я ушел из издательства.

Не страшно было оторваться от стабильности?

Фотограф по определению фрилансер. Видать, поэтому у меня не было ощущения, что я ушел с большого корабля.

Ваша команда стабильна по составу?

Есть человек пять, с которыми сотрудничаем всегда. А так привлекаю до двадцати человек на проект. Художники — люди свободные. Я никого не заставляю приходить к 9 утра, никого не привязываю к рабочему месту. Это кайф!

Некоторые причисляют и вас к художникам.

Это не так. Я не умею рисовать от слова «вообще»! Зато могу хорошо описать словами образ, который интересно воплотить в реальности. Моя функция — генерировать идеи и договариваться. Художники, после того, как мы с ними обсудили проект, не должны заморачиваться ни на что, кроме творчества. Такая редкость: один говорит, другой делает. Лена Кураж, Маша Волкова, Виталий Диденко, другие ребята — мы с ними смотрим в одну сторону.

Вы наполняете цветом не только улицы города?

У нас большие наработки по детским садам, а теперь и школам. Виталий Диденко сделал великолепный эскиз для пятой школы. Получится очень красиво. До этого мы с ребятами оформляли рекреации в гимназии № 16. Проработали цветовую гамму с учетом возраста детей, обучающихся на конкретном этаже. Для малышей выбрали летнюю зелено-желтую гамму, для средних классов — оранжево-желто-зеленую, а для старших — так называемые «университетские» тона — серо-голубые, белый и синий.

Провалы в проектах были?

Конечно. Стена роддома в одном селе. Не ужасно, но и гордиться нечем. Тут ведь такое дело — у нас не преподают будущим художникам монументальное искусство. И когда они оказываются один на один с огромной стеной, то все возможно, пропорции поплывут, симметрия потеряется.

А какие вам особенно нравятся?

Считаю, что самая большая и удачная работа — книжная полка на стене дома напротив гимназии, где учатся мои дети. На стене офисного здания «Цвету города» удалось изобразить корешки книг не только классиков, но и местных авторов.

В холодном северном Ноябрьске сделали теплые рисунки — рыжая девочка на стене дома, синее море.

Очень интересной стала интерпретация на бульваре Ершова в Ишиме сказки «Конек-Горбунок»: гараж расписали в стиле фэнтези. На великолепной белой кобылице мчится наш Иван! Когда показывали эскиз заказчику, он возмутился — отчего главный герой неправильно сидит, не задом наперед? К счастью, удалось отстоять. Самое замечательное, что горожане на открытии говорили спасибо за то, что Иван в кои веки представлен не дураком!

Учитываете ли некий мировой опыт?

Постоянно слежу. И понимаю, что бездумно повторять нельзя. В 2010-2013 годах в Европе рисовали на стенах домов разных, извините, уродов. Деформированные фигуры, женское тело с козлиной головой и тому подобное. Всякое блюдо должно быть к столу.

Какое к столу у нас?

Нам важно заполнить серые пятна, как было, например, с Литературным бульваром. Мы с удовольствием поработали над этим проектом и скучные будки воздуховодов превратились где в кусочек Италии, где в булгаковскую «нехорошую квартиру».

После бульвара ко мне обратился глава Ленинской управы, чтобы мы придумали что-нибудь с остановками. А мне давно хотелось реализовать крапивинскую тему. Так на десяти остановках от Лесобазы до Одесской поселились герои книг Владислава Крапивина. И знаете, что я заметил? На красивых остановках люди очень редко клеят объявления. Объявления — зло, но наклеивают их люди не злые, а бедные. А вот испортить хороший рисунок этими неряшливыми бумажками они уже не хотят. Та же история с подъездами домов.

Что сегодня на повестке дня?

Меня сейчас интересует айдентика города, визуальная составляющая бренда. Я смотрю на эстакады и вижу, что здесь не помешают орнаменты. В Кирове, бывшей Вятке, прекрасно приживаются стилизованные орнаменты дымковской игрушки, характерной для тех мест. Что у нас? Надо думать. Возможно, отталкиваться от деревянной резьбы...

Кто вы по диплому, Дмитрий?

Маркетолог. И хотя по специальности не работал, полученные знания помогают мне общаться с заказчиками. Мы говорим на одном языке, это важно.

Как-то меня пригласили выступить в классе моего ребенка — рассказал о предринимательстве, о деятельности продюсера, как добывать ресурсы, как организовывать процесс, не ущемляя свободы творчества своих единомышленников. Мне кажется, получилось интересно.

Фотоаппарату изменили окончательно? Раньше вас знали именно как фотографа.

Скорее, вернулся к тому, с чего начинал — фотографирую своих детей, моменты жизни семьи. Фотоаппарат мне когда-то дал в руки папа, он был хорошим фотолюбителем. В альбоме хранится мой первый снимок — папина рука в кармане.

А позднее в фотографию привел случай. Я тогда вернулся в Тюмень после армии, надеть нечего, занял рубашку у одного друга, штаны — у другого и отправился на улицы «представителем канадской фирмы». Помните таких? (смеется)

Как фокусник выхватывал из своего баула всякую всячину и демонстрировал товар прохожим. Однажды остановил на улице человека с бородкой: «Мужик, купи кирпич!» Это оказался Владимир Федорович Комиссаров, издатель. Он купил у меня «кирпич» — приемник, и пригласил к себе работать рекламным агентом. Года два я трудился в журнале «Дорога и мы», потом меня попросили «пощелкать» по пути дороги и переходы. Получилось неплохо, ведь папа объяснил мне в свое время основы композиции. Так открылась для меня дверь в большую фотографию.

Вы коренной тюменец?

Родился в Кировограде, когда папа учился на штурмана. Прожил там три дня и приехал с родителями сюда. Мама у меня местная, тюменская. Все корни по отцу — в Ялуторовске. Прадед был там хорошим конезаводчиком. Его раскулачили и он бесследно исчез. Из-за этого прабабка не получала пенсии. Между тем, ее сын, мой дед, служил НКВДшником. Я никак к этому не отношусь, так как речь о людях, которых я почти не помню или не знал совсем.

Что вдохновляет в работе?

Я нашел тему, на реализацию которой мне пахать и пахать. Идешь по городу и видишь, что можешь немного изменить его к лучшему. Приятно ощущать свою полезность.

Текст: Людмила Янгельских. Фото из архива Дмитрия Зеленина.
Интересное в рубрике:
Он не открыл месторождений, но побывал практически на всех нефтепромыслах Югры. Отдав более полувека любимому ...
Диссертацию он написал по творчеству Сергея Есенина, но защиту отложил на неопределенное время. К новым з...
Он добывал шаимскую нефть, разбуривал няганьские залежи, да и Кальчинское месторождение на юге Тюменской области...
Неужели это правда — прошло полвека с того времени, как веселые студенты отправились в свой первый стройотряд...
Морсы «Ями-Ями» можно попробовать только в Тюмени. При сроке годности в трое суток натурпродукт, сваренный компанией...
Заслуженный деятель науки, доктор биологических наук, профессор, ректор ТСХИ-ТГСХА с 1981 по 1999 годы. Награжден орденами...