Руководитель арт-группы «Цвет города»
Ему нравится дарить городу маленький Манхеттен и гигантскую книжную полку. Он гнет свою «Крапивинскую линию» и превращает невзрачные тюменские подъезды в настоящие парадные. А впереди новые смелые цветные планы...
Как родился «Цвет города»?

Сначала наступило разочарование в профессии — стало слишком много людей, называющих себя фотографами. Раньше нужно было думать, выстраивать кадр, сейчас достаточно сделать много кадров подряд, какой-то из них да и окажется удачным. Я смотрю на это множество работ и ничего не чувствую, не звенит. Вот снимки Сергея Киселева у меня вызывают это самое «дзыынь!».

Второе обстоятельство — есть понимание, что в нашем городе в уличном изобразительном искусстве имеется большая дыра.

И третье. Сошлись звезды. В 2011 году одна коммерческая структура попросила придумать для них что-то эдакое на Цветном бульваре, дабы и красиво было и в рекламных целях, опять же. Можешь? — спрашивают. И я ляпнул: «Могу!»

Все, деваться было некуда. Начал гуглить, кто и что ваяет в Европе. Если учесть, что на английском даже меню с трудом мог прочитать, искать было непросто. Как бы то ни было, списался с ребятами из Нидерландов — Питером Вестерингом и Леоном Keer. Позвал сюда. Они ответили, хорошо, почему бы и нет, это очень интересно. С месяц переписывались, а потом они приехали.

Питер и Леон рисовали на Цветном бульваре первую в Тюмени 3-Д картинку — водопад. Я как мог помогал, подносил краски, то, се. Лил дождь. Мы поставили для укрытия кривоватые палатки. Все было здорово... В глазах зрителя была та искра, с которой все началось. И я ушел из издательства.

Не страшно было оторваться от стабильности?

Фотограф по определению фрилансер. Видать, поэтому у меня не было ощущения, что я ушел с большого корабля.

Ваша команда стабильна по составу?

Есть человек пять, с которыми сотрудничаем всегда. А так привлекаю до двадцати человек на проект. Художники — люди свободные. Я никого не заставляю приходить к 9 утра, никого не привязываю к рабочему месту. Это кайф!

Некоторые причисляют и вас к художникам.

Это не так. Я не умею рисовать от слова «вообще»! Зато могу хорошо описать словами образ, который интересно воплотить в реальности. Моя функция — генерировать идеи и договариваться. Художники, после того, как мы с ними обсудили проект, не должны заморачиваться ни на что, кроме творчества. Такая редкость: один говорит, другой делает. Лена Кураж, Маша Волкова, Виталий Диденко, другие ребята — мы с ними смотрим в одну сторону.

Вы наполняете цветом не только улицы города?

У нас большие наработки по детским садам, а теперь и школам. Виталий Диденко сделал великолепный эскиз для пятой школы. Получится очень красиво. До этого мы с ребятами оформляли рекреации в гимназии № 16. Проработали цветовую гамму с учетом возраста детей, обучающихся на конкретном этаже. Для малышей выбрали летнюю зелено-желтую гамму, для средних классов — оранжево-желто-зеленую, а для старших — так называемые «университетские» тона — серо-голубые, белый и синий.

Провалы в проектах были?

Конечно. Стена роддома в одном селе. Не ужасно, но и гордиться нечем. Тут ведь такое дело — у нас не преподают будущим художникам монументальное искусство. И когда они оказываются один на один с огромной стеной, то все возможно, пропорции поплывут, симметрия потеряется.

А какие вам особенно нравятся?

Считаю, что самая большая и удачная работа — книжная полка на стене дома напротив гимназии, где учатся мои дети. На стене офисного здания «Цвету города» удалось изобразить корешки книг не только классиков, но и местных авторов.

В холодном северном Ноябрьске сделали теплые рисунки — рыжая девочка на стене дома, синее море.

Очень интересной стала интерпретация на бульваре Ершова в Ишиме сказки «Конек-Горбунок»: гараж расписали в стиле фэнтези. На великолепной белой кобылице мчится наш Иван! Когда показывали эскиз заказчику, он возмутился — отчего главный герой неправильно сидит, не задом наперед? К счастью, удалось отстоять. Самое замечательное, что горожане на открытии говорили спасибо за то, что Иван в кои веки представлен не дураком!

Учитываете ли некий мировой опыт?

Постоянно слежу. И понимаю, что бездумно повторять нельзя. В 2010-2013 годах в Европе рисовали на стенах домов разных, извините, уродов. Деформированные фигуры, женское тело с козлиной головой и тому подобное. Всякое блюдо должно быть к столу.

Какое к столу у нас?

Нам важно заполнить серые пятна, как было, например, с Литературным бульваром. Мы с удовольствием поработали над этим проектом и скучные будки воздуховодов превратились где в кусочек Италии, где в булгаковскую «нехорошую квартиру».

После бульвара ко мне обратился глава Ленинской управы, чтобы мы придумали что-нибудь с остановками. А мне давно хотелось реализовать крапивинскую тему. Так на десяти остановках от Лесобазы до Одесской поселились герои книг Владислава Крапивина. И знаете, что я заметил? На красивых остановках люди очень редко клеят объявления. Объявления — зло, но наклеивают их люди не злые, а бедные. А вот испортить хороший рисунок этими неряшливыми бумажками они уже не хотят. Та же история с подъездами домов.

Что сегодня на повестке дня?

Меня сейчас интересует айдентика города, визуальная составляющая бренда. Я смотрю на эстакады и вижу, что здесь не помешают орнаменты. В Кирове, бывшей Вятке, прекрасно приживаются стилизованные орнаменты дымковской игрушки, характерной для тех мест. Что у нас? Надо думать. Возможно, отталкиваться от деревянной резьбы...

Кто вы по диплому, Дмитрий?

Маркетолог. И хотя по специальности не работал, полученные знания помогают мне общаться с заказчиками. Мы говорим на одном языке, это важно.

Как-то меня пригласили выступить в классе моего ребенка — рассказал о предринимательстве, о деятельности продюсера, как добывать ресурсы, как организовывать процесс, не ущемляя свободы творчества своих единомышленников. Мне кажется, получилось интересно.

Фотоаппарату изменили окончательно? Раньше вас знали именно как фотографа.

Скорее, вернулся к тому, с чего начинал — фотографирую своих детей, моменты жизни семьи. Фотоаппарат мне когда-то дал в руки папа, он был хорошим фотолюбителем. В альбоме хранится мой первый снимок — папина рука в кармане.

А позднее в фотографию привел случай. Я тогда вернулся в Тюмень после армии, надеть нечего, занял рубашку у одного друга, штаны — у другого и отправился на улицы «представителем канадской фирмы». Помните таких? (смеется)

Как фокусник выхватывал из своего баула всякую всячину и демонстрировал товар прохожим. Однажды остановил на улице человека с бородкой: «Мужик, купи кирпич!» Это оказался Владимир Федорович Комиссаров, издатель. Он купил у меня «кирпич» — приемник, и пригласил к себе работать рекламным агентом. Года два я трудился в журнале «Дорога и мы», потом меня попросили «пощелкать» по пути дороги и переходы. Получилось неплохо, ведь папа объяснил мне в свое время основы композиции. Так открылась для меня дверь в большую фотографию.

Вы коренной тюменец?

Родился в Кировограде, когда папа учился на штурмана. Прожил там три дня и приехал с родителями сюда. Мама у меня местная, тюменская. Все корни по отцу — в Ялуторовске. Прадед был там хорошим конезаводчиком. Его раскулачили и он бесследно исчез. Из-за этого прабабка не получала пенсии. Между тем, ее сын, мой дед, служил НКВДшником. Я никак к этому не отношусь, так как речь о людях, которых я почти не помню или не знал совсем.

Что вдохновляет в работе?

Я нашел тему, на реализацию которой мне пахать и пахать. Идешь по городу и видишь, что можешь немного изменить его к лучшему. Приятно ощущать свою полезность.

Текст: Людмила Янгельских. Фото из архива Дмитрия Зеленина.
Интересное в рубрике:
Морсы «Ями-Ями» можно попробовать только в Тюмени. При сроке годности в трое суток натурпродукт, сваренный компанией...
Первую лампочку он увидел в 14 лет. Мечтал стать биологом, но поступил на истфак. Три десятка лет службы ...
Три года назад Анастасия Баннова придумала проект «ЗаТюмень». На одноименном сайте она начала публиковать информацию...
Он появился на свет и вырос вовсе не в Тюмени, но столько сделал для нее и так врос всем сущест...
В июле 2016 года тюменский историк Егор Макаров издал книгу «Тюмень глазами русских и зарубежных литераторов»...
Вся ее рабочая биография связана с французским языком. Она много раз стажировалась во Франции и знает ее как...
Диссертацию он написал по творчеству Сергея Есенина, но защиту отложил на неопределенное время. К новым з...