Член Союза фотохудожников России
Он и не знает, что любители фотографии называют его «певцом Севера». Его главная любовь — Северное сияние. Но он умеет видеть красоту не только явную и яркую, но и ту тихую, которую другие не всегда замечают.
Вы писали на своей страничке в соцсетях, что любите путешествия и приключения.Где началось ваше путешествие по жизни?

В Новом Уренгое в 1988 году. После школы лет семь учился в Тюмени, сначала в университете, потом в аспирантуре, но оставил ее. Пока работал вахтовым методом, мог ездить в аспирантуру, встречаться с научным руководителем. Потом поменял работу на стационарную в Новом Уренгое и возможности ездить не стало. Да и энтузиазм мой угас.

А что для вас приключение?

Собраться ночью с рюкзаком и отправиться в лес, в тундру на съемки Северного сияния. Это самое — ух! И за этими впечатлениями я могу уехать в полночь несмотря на мороз. Люди, в основном, любят проводить свободное время на диване, а потом сетуют, мол, как так, 20-30 лет живу на Севере, ни разу не видели Северного сияния!

Когда увлеклись фотографией?

Первые попытки делал еще в школе, ходил в фотокружок при детской экологической станции. Мы, конечно, тогда снимали на пленку, проявляли ее, печатали снимки. Жаль, что кружок просуществовал всего полгода и закрылся.

Вновь занялся фотографией я уже взрослым — с 2010 года, а в декабре 2012 года сделал себе царский новогодний подарок — купил камеру. Пришлось заново учиться, осваивать цифру. Поначалу ничего особо хорошего не получалось.

В семье ваше увлечение поддерживали?

Большого значения не придавали до тех пор, пока не стали появляться первые выразительные снимки.

Можно научиться видеть красоту?

Конечно! Если есть у человека интерес — он непременно увидит, пусть не сразу. Красота просто так не дается, надо прикладывать усилия, в том числе на физическом уровне — любая поездка в тундру это соответствующая экипировка, аппаратура, транспорт, настроение.

Не опасно в одиночку отправляться на фотоохоту в безлюдье? Разве в городе не видно вашего любимого Северного сияния?

Иногда бывает страшно, не скрою. Но в городе Северное сияние видно намного хуже из-за городской засветки. Бывают, правда, дни, когда геомагнитный индекс выше и природные явления видны более отчетливо. Но все равно, это не то. В тундре все сказочно...

Однако Российское сообщество National Geographic в 2014 году лучшим вашим снимком признало изображение не Северного сияния, а цветов, похожих на одуванчики.

Верно, болотной пушицы. На тот момент у меня не было еще достойных снимков сияния.

У вас есть и другие значительные победы — расскажите о них.

На международном конкурсе арктической фотографии Global Arctic awards-2015 четыре мои работы заняли призовые места, чему я искренне рад. 1 апреля 2016 года были объявлены результаты, в Салехарде на Днях Арктики прошло награждение.
В этом году принял участие в ADME PHOTO AWARDS 2016. Из 4419 фотографий жюри выбрало 36 лучших. Мой «Оленеводный драйвер» вошел в группу из 12 снимков, занявших 3 место. Снимок получился очень эмоциональный. Делал в Надыме на Дне оленевода.

Вы умеете управляться с оленями? А в тундре жить сможете?

Нет, с оленями не умею, это очень сложно. Недели две точно бы прожил, вполне реально.

Признание важно для фотографа?

Для меня признание — это, прежде всего, то, что в июле 2016 года меня приняли в Союз фотохудожников России. Около года я загружал свои работы в эту организацию, чтобы профессионалы оценили их. С первого раза вступить у меня не получилось — мне посоветовали больше работать. Примерно через год я понял, что готов — за это время было много интересных поездок и удалось набрать достаточное количество материала. В итоге приемная комиссия примерно месяц оценивала мои работы и проголосовала «за». У меня стали получаться не просто «фоточки», а снимки, которые уже имеют некоторую художественную ценность.

Объектив фотоаппарата не заслоняет порой саму жизнь? Такое впечатление возникает, когда смотришь, например, как срослись с фотоаппаратом японские и китайские туристы.

Они буквально помешаны на этом — наблюдал за ними в Петербурге, выглядит как болезнь. Я не снимаю все подряд, не таскаю везде с собой камеру. Даже в путешествии ношу только маленький фотоаппарат на всякий случай, как носят с собой этюдник художники. Мне нравится сначала все рассмотреть, приметить любопытные темы и повороты. В основном я путешествую по своему региону. За рубеж пока не ездил, не тянет. Чтобы хорошо прочувствовать пейзаж, в нем надо жить.

Как в вас уживаются инженер и фотограф?

Работаю в сфере информационных технологий — занимаюсь сопровождением системы SAP. Бизнес-процессы сегодня охватывают практически все сферы нашей жизни, от магазина до крупных корпораций. Так что профессия специалиста технической поддержки востребована. Вполне успеваю и работать и фотографировать, тем более, что пока у меня нет семьи и я могу свободное время отдавать увлечению. На мой взгляд, они — работа и фотография — идеально дополняют друг друга.

От пейзажей вы перешли к портретам, к сюжетным фотографиям. Какие модели вам интересны?

Мне больше нравятся коммуникабельные люди. Мы находим друг друга в соцсетях, потом встречаемся. Чаще, конечно, откликаются девушки. Коммерческая съемка мне в настоящее время неинтересна. Я хочу снимать то, что самому хочется, а не по указанию заказчика. Потом вместе с моделями выбираем наиболее удачные кадры.

Используете разные штуки, вроде фильтров? Фотошопом не злоупотребляете?

Фотошоп необходим, чтобы довести снимок до выразительного состояния, добавить контраст, что-то немного почистить. Но вылизанные фотографии не люблю. Не нравится пластик.

Вы распечатываете свои работы?

Теперь уже только в уникальных случаях — для подарков. А так, это достаточно дорогое удовольствие.

Искусство фотографии, как считаете, становится не слишком ли массовым?

Есть такое дело. Кто-то снимает для себя, личного удовольствия, но многие делают это ради коммерции, чтобы заработать. Тут ничего не поделаешь. Но на всю коммерцию души не наберешься.

Что привлекает Камиля-фотографа в Тюмени?

Люди, город, природа — все! Сама атмосфера Тюмени мне очень нравится.

Готовы отправиться за редким кадром в дальние края?

Есть желание съездить на Камчатку. И в Красноярский край — посмотреть природный парк «Ергаки». Говорят, что если сидишь на краю обрыва, то под ногами плывут облака...

Текст: Екатерина Уварова. Фото из архива Камиля Нуреева.
Интересное в рубрике:
Морсы «Ями-Ями» можно попробовать только в Тюмени. При сроке годности в трое суток натурпродукт, сваренный компанией...
Ее фамилия на слуху не только в Тюмени, ее авторитет в педагогической среде очень высок. Яркая, силь...
Вся ее рабочая биография связана с французским языком. Она много раз стажировалась во Франции и знает ее как...
Заслуженный деятель науки, доктор биологических наук, профессор, ректор ТСХИ-ТГСХА с 1981 по 1999 годы. Награжден орденами...
Дон Кихот и Соловей-разбойник, уходящая Тюмень и библейские сюжеты, геометрия Севера и романтические портреты ...
Живет в Израиле, приезжает в Сибирь участвовать в исследованиях и читать лекции студентам. Говорит на нес...
Три года назад Анастасия Баннова придумала проект «ЗаТюмень». На одноименном сайте она начала публиковать информацию...
«Наша Мама Оля», — так ее часто называют близкие, друзья и ученики, которые даже после окончания ...