Член Союза фотохудожников России
Он и не знает, что любители фотографии называют его «певцом Севера». Его главная любовь — Северное сияние. Но он умеет видеть красоту не только явную и яркую, но и ту тихую, которую другие не всегда замечают.
Вы писали на своей страничке в соцсетях, что любите путешествия и приключения.Где началось ваше путешествие по жизни?

В Новом Уренгое в 1988 году. После школы лет семь учился в Тюмени, сначала в университете, потом в аспирантуре, но оставил ее. Пока работал вахтовым методом, мог ездить в аспирантуру, встречаться с научным руководителем. Потом поменял работу на стационарную в Новом Уренгое и возможности ездить не стало. Да и энтузиазм мой угас.

А что для вас приключение?

Собраться ночью с рюкзаком и отправиться в лес, в тундру на съемки Северного сияния. Это самое — ух! И за этими впечатлениями я могу уехать в полночь несмотря на мороз. Люди, в основном, любят проводить свободное время на диване, а потом сетуют, мол, как так, 20-30 лет живу на Севере, ни разу не видели Северного сияния!

Когда увлеклись фотографией?

Первые попытки делал еще в школе, ходил в фотокружок при детской экологической станции. Мы, конечно, тогда снимали на пленку, проявляли ее, печатали снимки. Жаль, что кружок просуществовал всего полгода и закрылся.

Вновь занялся фотографией я уже взрослым — с 2010 года, а в декабре 2012 года сделал себе царский новогодний подарок — купил камеру. Пришлось заново учиться, осваивать цифру. Поначалу ничего особо хорошего не получалось.

В семье ваше увлечение поддерживали?

Большого значения не придавали до тех пор, пока не стали появляться первые выразительные снимки.

Можно научиться видеть красоту?

Конечно! Если есть у человека интерес — он непременно увидит, пусть не сразу. Красота просто так не дается, надо прикладывать усилия, в том числе на физическом уровне — любая поездка в тундру это соответствующая экипировка, аппаратура, транспорт, настроение.

Не опасно в одиночку отправляться на фотоохоту в безлюдье? Разве в городе не видно вашего любимого Северного сияния?

Иногда бывает страшно, не скрою. Но в городе Северное сияние видно намного хуже из-за городской засветки. Бывают, правда, дни, когда геомагнитный индекс выше и природные явления видны более отчетливо. Но все равно, это не то. В тундре все сказочно...

Однако Российское сообщество National Geographic в 2014 году лучшим вашим снимком признало изображение не Северного сияния, а цветов, похожих на одуванчики.

Верно, болотной пушицы. На тот момент у меня не было еще достойных снимков сияния.

У вас есть и другие значительные победы — расскажите о них.

На международном конкурсе арктической фотографии Global Arctic awards-2015 четыре мои работы заняли призовые места, чему я искренне рад. 1 апреля 2016 года были объявлены результаты, в Салехарде на Днях Арктики прошло награждение.
В этом году принял участие в ADME PHOTO AWARDS 2016. Из 4419 фотографий жюри выбрало 36 лучших. Мой «Оленеводный драйвер» вошел в группу из 12 снимков, занявших 3 место. Снимок получился очень эмоциональный. Делал в Надыме на Дне оленевода.

Вы умеете управляться с оленями? А в тундре жить сможете?

Нет, с оленями не умею, это очень сложно. Недели две точно бы прожил, вполне реально.

Признание важно для фотографа?

Для меня признание — это, прежде всего, то, что в июле 2016 года меня приняли в Союз фотохудожников России. Около года я загружал свои работы в эту организацию, чтобы профессионалы оценили их. С первого раза вступить у меня не получилось — мне посоветовали больше работать. Примерно через год я понял, что готов — за это время было много интересных поездок и удалось набрать достаточное количество материала. В итоге приемная комиссия примерно месяц оценивала мои работы и проголосовала «за». У меня стали получаться не просто «фоточки», а снимки, которые уже имеют некоторую художественную ценность.

Объектив фотоаппарата не заслоняет порой саму жизнь? Такое впечатление возникает, когда смотришь, например, как срослись с фотоаппаратом японские и китайские туристы.

Они буквально помешаны на этом — наблюдал за ними в Петербурге, выглядит как болезнь. Я не снимаю все подряд, не таскаю везде с собой камеру. Даже в путешествии ношу только маленький фотоаппарат на всякий случай, как носят с собой этюдник художники. Мне нравится сначала все рассмотреть, приметить любопытные темы и повороты. В основном я путешествую по своему региону. За рубеж пока не ездил, не тянет. Чтобы хорошо прочувствовать пейзаж, в нем надо жить.

Как в вас уживаются инженер и фотограф?

Работаю в сфере информационных технологий — занимаюсь сопровождением системы SAP. Бизнес-процессы сегодня охватывают практически все сферы нашей жизни, от магазина до крупных корпораций. Так что профессия специалиста технической поддержки востребована. Вполне успеваю и работать и фотографировать, тем более, что пока у меня нет семьи и я могу свободное время отдавать увлечению. На мой взгляд, они — работа и фотография — идеально дополняют друг друга.

От пейзажей вы перешли к портретам, к сюжетным фотографиям. Какие модели вам интересны?

Мне больше нравятся коммуникабельные люди. Мы находим друг друга в соцсетях, потом встречаемся. Чаще, конечно, откликаются девушки. Коммерческая съемка мне в настоящее время неинтересна. Я хочу снимать то, что самому хочется, а не по указанию заказчика. Потом вместе с моделями выбираем наиболее удачные кадры.

Используете разные штуки, вроде фильтров? Фотошопом не злоупотребляете?

Фотошоп необходим, чтобы довести снимок до выразительного состояния, добавить контраст, что-то немного почистить. Но вылизанные фотографии не люблю. Не нравится пластик.

Вы распечатываете свои работы?

Теперь уже только в уникальных случаях — для подарков. А так, это достаточно дорогое удовольствие.

Искусство фотографии, как считаете, становится не слишком ли массовым?

Есть такое дело. Кто-то снимает для себя, личного удовольствия, но многие делают это ради коммерции, чтобы заработать. Тут ничего не поделаешь. Но на всю коммерцию души не наберешься.

Что привлекает Камиля-фотографа в Тюмени?

Люди, город, природа — все! Сама атмосфера Тюмени мне очень нравится.

Готовы отправиться за редким кадром в дальние края?

Есть желание съездить на Камчатку. И в Красноярский край — посмотреть природный парк «Ергаки». Говорят, что если сидишь на краю обрыва, то под ногами плывут облака...

Текст: Екатерина Уварова. Фото из архива Камиля Нуреева.
Интересное в рубрике:
Геолога не зря называют разведчиком — при его участии открыто и разведано более ста газовых месторождений в&n...
Анна Уразбахтина уверена, что дети лучшие учителя — они воспитывают в нас терпение, принятие и любовь к жизни....
Она мечтала стать переводчиком с немецкого и всю жизнь прожить в родном Таджикистане. Стала судьей. Живет в Сибири...
В 12 лет он выиграл юношеское первенство России по шахматам, а в 22 года стал первым международ...
Прошли времена, когда общественная работа была уделом людей добрых, но чудаковатых, активных, но слегка «не о...
Ему было всего 15 лет, когда началась война. Но он на нее не опоздал. Ушел в армию в 17 ле...
Неужели это правда — прошло полвека с того времени, как веселые студенты отправились в свой первый стройотряд...