поэт, член союза российских писателей, председатель правления «Ассоциации интеллектуальных и творческих сил Югры», лауреат премии им. Некрасова
Приехала в Югру с Урала, сроднившись с тюменским севером и написав здесь свои лучшие стихи. По крупицам собирала произведения местных авторов на языках оригинала в антологию «Югра многоликая» и познакомила Ханты-Мансийск с культурной палитрой многонационального региона, заразив город идей литературных гостиных.
Откуда вы родом и как оказались на тюменском севере?

— Я родилась в Свердловской области, в поселке Верхние Серги. На север приехала в 1990-м году, с этого времени я здесь и уже вполне местный житель. У меня ушел из жизни любимый человек, следом — папа. Враз потеряв двух дорогих людей, не могла оставаться на Урале. Открыла карту, закрыла глаза и буквально ткнула пальцем наугад. Сумку за плечи и: «Мама, я поехала». Мне тогда было 20 лет.

Под Ханты-Мансийском есть такая деревня Пырьях, там я и оказалась. Под впечатлением от советских фильмов представляла жизнь на севере райской, но столкнулась с суровой действительностью. У нас все-таки был поселок заводской, городского типа, на ступень выше даже Ханты-Мансийска, но вернуться домой не позволяло самолюбие.

В любом случае надо было идти вперед: поселилась в общежитии, стала работать в школе, открыла там театрально-хореографическую студию. Мы начали ставить спектакли, выезжать в соседние деревни. Сами шили костюмы, на деньги, вырученные от выступлений. Среди участников студии было много ребят из многодетных, неблагополучных семей, и заработанное часто шло на одежду для них.

Однажды первокласснице поставила двойку по математике. И вот иду я из бани мимо ее дома и вижу, как та тащит без варежек в −40 огромные сани с навозом. А это наказание за двойку! После этого двоек я больше не ставила.

Первым моим классом был класс второгодников — третьеклассников, которые не знали даже сложения. Я предложила директору отказаться от программы, разработала систему карточек по каждой теме, и в результате мы все-таки догнали программу и все дети перешли в следующий класс.

Как начали работать в сфере культуры?

— Когда папа ушел из жизни, чтобы не плакать, писала стихи. Мне хотелось высказаться, но жаловаться у нас было не принято. А так, сидишь, пишешь и понимаешь — полегчало.

Когда переехала в Ханты-Мансийск, меня пригласили стать литконсультантом в Союзе писателей. Здесь познакомилась со всеми местными авторами, благодаря известному поэту Андрею Семеновичу Тарханову съездила на тюменский семинар, потом на всероссийский семинар в Томск — мне дали хорошую оценку.

Я не спешила вступать в Союз, но в какой-то момент поняла, что надо. Замечательный тюменский поэт Николай Шамсутдинов буквально настоял, чтобы я подала документы.

Как начался проект «Югра многоликая»?

— В 2003 году, когда шла подготовка к конгрессу финно-угорских литераторов, Андрей Тарханов попросил меня вместе с Еремеем Айпиным поработать над сборниками поэзии и прозы местных авторов. И я поняла, что мне не хватает языка оригинала — все стихи и проза шли у нас в переводах на русский.

Решила собрать маленькое издание наших авторов, чтобы их произведения в оригинале сопровождались переводом на русский. Выяснилось, что книг на большинстве языков просто нет. Потихоньку мы начали собирать их своими силами. За десять лет к этому процессу подключились десять стран, более 500 человек.

Первый писатель ханты Лазарев писал на среднеобском диалекте, но стихов на его родном языке не осталось. Мы нашли единственное произведение на видеопленке — «Обь» — и его включили в сборник. У сказительницы Анны Митрофановны Коньковой ушедший кондинский диалект — поднимаем его. У Таисии Чучелиной, писавшей на иртышском диалекте, не было оригиналов произведений, и перевод на хантыйский сделала директор «Объединенной редакции национальных газет «Ханты ясанг» и «Луима сэрипос» Раиса Решетникова.

У иноязычных авторов книги были произведения на языке оригинала и на русском, а у русских — на родном и любом другом языке народов России. Мы исходили из принципа двуязычия и взяли за основу русский, как государствообразующий. Нашли дагестанских, азербайджанских авторов, ненецкий лесной диалект, хантыйский и мансийский, ушедшие диалекты — кондинский, сосьвинский, — впервые был выведен ваховский диалект, на котором есть статьи, но художественных произведений не существовало. Часть языков просто не имела письменности, один из шрифтов подготовили только к 2000 году.

В итоге получилось 14 языков оригинала, с учетом того, что русские произведения мы переводили на разные языки, всего было представлено 30 языков. Возникла также необходимость рассказать об авторах, переводчиках и самих народностях. Это издание только версталось полгода! И, конечно, оказалось очень востребованным.

А как «Югра многоликая» переросла из литературного в культурный проект?

— Издание антологии запустило множество других проектов. Так, после появления сборника мы стали проводить литературные гостиные, посвященные культурам разных народов России. Одна из первых встреч была посвящена армянской культуре: мы знакомили гостей с национальной литературой, давали возможность услышать живой язык, знакомили с традициями и бытом армян.

Обратились в Совет по делам национальных культурных автономий, где нас поддержали, активно подключились диаспоры, с которыми все десять лет мы работали над антологией.

Какая из встреч была самой впечатляющей за время проекта?

— Марийцы. Марийской организации в Ханты-Мансийке нет, мы связались с сургутской — и вот все руководители марийских организаций округа съехались к нам, прислала делегацию Республика Марий Эл, прибыли марийские СМИ. На нашей литературной гостиной произошел первый съезд марийцев округа.

Так же было с армянской гостиной. В город приехало телевидение Армении, был снят фильм о проекте, который несколько раз показали по национальному ТВ, устроили показ в одном из лучших кинозалов Еревана.

Мы сами не ожидали, что это выльется в такой огромной культурологический проект.

В округе живут представители 124 национальностей, но на последние годы пришелся особенно большой приток людей, которые не знают культуры местного населения, русской культуры. И мне кажется, что программы, которые бы решали эти вопросы, можно пересчитать по пальцам. Нам же удалось сдвинуть этот национальный вопрос с мертвой точки. Поверьте, только у нас можно увидеть дагестанца в хантыйской малице на национальном празднике.

Из нашей истории с «Литературными гостиными» вырос проект социальной адаптации детей на базе школы № 6. Взялась за него представительница азербайджанской диаспоры, она набрала группу детей, практически не говорящих на русском языке, и через взаимодействие с нашим проектом стала знакомить их с русской культурой: приводила детей на наши встречи, они учили и читали стихи. Быстро начали узнавать язык, и теперь побеждают в конкурсах чтецов.

На базе нашего в Москве начался федеральный проект, построенный на том же принципе двуязычия. К сожалению, русский язык его авторы исключили. Между тем, мне кажется, русский язык обязательно должен быть — именно он является культурным ядром.


Интересное в рубрике:
Бывший начальник погранзаставы «Вахш». Руководитель ООО «Застава». Считает, что трудотерапия — ...
Она из тех, кто займется любимым делом даже если высадить ее на Луне — найдет кого обучать и воспит...
История создания компании датируется 2011 годом, но де-факто она начала формироваться еще в 90-е годы. Это было уди...
Он не открыл месторождений, но побывал практически на всех нефтепромыслах Югры. Отдав более полувека любимому ...
После нескольких лет службы пожарный обзаводится собственной картой города, но не бумажной и не электронной. В памяти...
Горячий, легко вскипающий, по-мальчишески смелый и искренний. Человек энциклопедических знаний, тонко чувствующий хорошее сло...
Мама видела ее известным врачом, известный Константин Лагунов прочил ей писательскую карьеру, сама она с детства хо...
Режиссер самодеятельного театра, психолог, преподаватель, краевед, раввин тюменской синагоги Игорь Варкин начинал свою трудовую де...