актер, режиссер
В театре «Ангажемент» состоялась его актерская и режиссерская судьба. За почти 15 лет на родной сцене он поставил 13 спектаклей и сыграл 38 ролей в 34 постановках. Актер и режиссер Денис Юдин до сих пор «сидит на двух стульях», но может и это и есть то счастье, благодаря которому кипит и бурлит творчество. Замыслов хоть отбавляй, и даже багаж его ролей не стал для него тем чемоданом без ручки, который и тащить тяжело и бросить жалко.
Прошлое для него как будто не существует, хоть он и в сотый раз выходит на сцену в одной и той же роли. Наслаждение от игры трансформируется в эмоциональный всплеск зрительного зала. Куда ж без них, зрителей? У театра «Ангажемент» он свой, интересующийся и также любящий настоящее. Денис Юдин отказался от заманчивого предложения москвичей в пользу родного тюменского зрителя. Аплодисменты — это, конечно, здорово. Но оценки себе он ставит сам, и не по пятибалльной шкале. Душевных, эмоциональных сил в театр вложено с избытком. Театр держится на таких ярких и увлеченных личностях. И где та точка отсчета, когда он понял, что с «Ангажементом» одной крови? Вряд ли он об этом задумывался, а я его об этом не спросила. Зато Денис Юдин ответил на многие другие наши вопросы, и стало понятно — за что мы любим «Ангажемент».

Накануне нашего с вами интервью я посмотрела, что пишут о вас в интернете. В 2007 году вышла полоса в «МК» с одной из первых статьей о вас, после спектакля «Вечера на хуторе близ Диканьки», которую я написала, вдохновившись ролью Черта. В ноябре 2010 года было интервью в «Тюменских известиях», посвященное премьере спектакля «Невероятное преступление Юли и Наташи» — вашей режиссерской работе. В 2014 году вы рассказали СМИ о спектакле «Портрет», где снова выступили как режиссер. Ну и, пожалуй, на этом все внимание к вам со стороны прессы. А в этом году ваше имя упомянул в интервью один из директоров не тюменского театра. Можете угадать по какому поводу?

Может об этом пока не надо говорить? Давайте расскажем после того как все состоится.

В общем, скрывать нечего, потому как директор театра уже раскрыл карты. Итак, вы будете приглашенным режиссером и, как я полагаю, впервые...

Да, такая предварительная договоренность с Тобольским драматическим театром есть на октябрь-ноябрь этого года. Об этом практически никто не знает, идет работа с материалом и пока мне сказать нечего. Конечно, попробовать свои силы на другой площадке мне очень интересно, это мой первый опыт работы на выезде, хотя мы с актерами друг друга знаем, дружим театрами — раньше ездили с гастролями туда часто. А недавно мы приглашали в спектакль «Простая история» на роль Петуха актера, а ныне директора Тобольского драматического театра Евгения Пономарева. Конечно, новая работа будет испытанием для меня, ведь своих артистов я хорошо знаю, а там пока все на уровне интуиции. Но я думаю, что все будет хорошо.

Желаю вам удачи на этом поприще. Можете уточнить, в связи с чем театр «Ангажемент» стал приглашать других актеров?

Мы не приглашаем других актеров! Евгений Пономарев — был исключительный случай.

А почему? Ведь некоторые московские театры, которые вы хорошо знаете, практикуют такое.

Не всегда. Например, в театре «Студия театрального искусства» Сергея Женовоча такого не происходит, он работает только со своими актерами. Театр — это мир, в который чужеродный организм не всегда вписывается. А в театрах, которые экспериментируют, актеров из других театров приглашают. Во МХАТе такое есть. В нашем театре такой необходимости нет. Мы стараемся организовать собственную жизнь и наладить ее внутри театра. Если мы привлекаем в театр человека извне, то он должен стать нашим. Но если профессионального актера пригласить в какой-то спектакль, то он будет считать сцену «Ангажемента» очередной площадкой. А для нас всех она родная, и мы бережем эту ауру семьи, дома, которая сложилась в нашем театре.

Насколько я знаю, некоторые актеры, да и директор театра Леонид Григорьевич Окунев иногда подрабатывают на стороне и это нормально. Как театральная семья это переживает?

Для театра это не очень хорошо. Но артисты вынуждены развиваться, зарабатывать. Поэтому периодически случается конфликт интересов. Хотя опыт других театров полезен. Я в прошлом году ездил на лабораторию ко Льву Додину, встречался с коллегами из других театров и это общение многое дает, открывает какие-то внутренние резервы, освежает. К сожалению, такие поездки случаются крайне редко.

В театре «Ангажемент» чем вы сейчас заняты?

Последнее, что я ставил — сказка «Бармалей». Ее премьера состоялась весной, она идет в малом зале и вполне успешно. В июне мы выпустили спектакль, посвященный Юрию Васильевичу Неелову. Проект мы сделали в экстремальном режиме, всего за месяц, и это был первый такой опыт постановки по мотивам его книги и материалам о нём. Такая работа бодрит, хотя и одноразовая. Юрий Васильевич очень интересный человек, с ним было приятно общаться. Мы старались сделать спектакль об эпохе, о людях вокруг Неелова в определяющие вехи его жизни. Но это история о чем-то большем. Пьесу написал Валерий Шергин, я был режиссером, а главные роли исполняли Виталий Мигунов, который воплотил некий Внутренний мир, такое Альтер-его, и Леонид Окунев, сыгравший самого героя.

Как вам работалось с заслуженным артистом России, директором театра «Ангажемент» Леонидом Окуневым?

С ним мы работали уже и на вводах в различные спектакли нашего репертуара, так что его я хорошо знаю. Он «ртутный» артист, сложный, требовательный к себе и к другим.

В театре вас за кого считают — за режиссера или актера?

Не знаю. Я в первую очередь артист, но обстоятельства складываются так, что занимаюсь режиссурой. И не потому, что некому ставить. Есть много режиссеров молодых и талантливых. Но почему-то они перестали работать с артистом как с главным проводником, через которого передается мысль автора. Сейчас артист равен предмету на сцене, на которого смотреть не менее интересно. Бывает, что в большинстве случаев артист выполняет функцию винтика в спектакле, чтобы механизм работал чётко. И я не против этого, но мне хочется чего-то другого, поэтому жизнь заставляет меня ставить спектакли.

Чего ж вам хочется?

Хочется больше жизни на сцене, чтобы артисту предоставить возможность погрузиться в текст, переварить его, пропустить через себя. Хочется, чтобы такой театр не исчезал.

В театре периодически меняется команда, кто-то уходит, кто-то приходит. Расскажите, как происходит вхождение в труппу?

Новенькие приходят, я их смотрю, даю профессиональную оценку человеку и рекомендую (или нет) Леониду Григорьевичу, а он принимает решение. Бывали случаи, когда артист через год уходил из театра, понимая, что это не его. Но в основном ребята остаются, вливаются в коллектив и работают.

Знаю, что и у вас было предложение сменить тюменские подмостки на московские, и вы отказались. В связи с чем?

После окончания «Щуки» меня пригласили в один из театров Москвы, но я посоветовался с женой, мы решили остаться. У нас были трудные обстоятельства, связанные со здоровьем наших близких.

Вы сами из города Сим Челябинской области, мама вас воспитывала одна. Она сейчас с вами живет?

Да, я ее перевез шесть лет назад. Она помогает нам воспитывать четырехлетнюю дочь Софию.

Расскажите про дочь, она у вас театральная девочка? Так же как папа читает стихи в детском саду?

Непонятно пока. Но однозначно, что она творческий человек, поет песни. Участвовала в концерте, посвященном выпуску подготовительной группы в детском саду. Мы с женой, к сожалению, были заняты в спектакле, не смогли прийти на торжество, но посмотрели по видео ее выступление.

Дочь уже видела вас на сцене?

Видела. Не кричала «мама», «папа», сидела у бабушки на коленях и смотрела. Но она бывает в театре очень редко.

Книжки вы ей читаете? Чем любите с ней заниматься?

У нее очень много книг, она уже и сама пытается читать. Когда укладываю ее спать, то читаю ей. Гуляем вместе, когда есть возможность. Иногда она просит у меня: «Папа, цирк!» — это значит нужно немного позаниматься акробатикой, сделать какие-то гимнастические элементы, очень любит забраться мне на шею. Кстати, я до сих пор каждый день ношу ее на руках в детский сад, все никак не могу отказать ей в этом праве.

Когда у вас трудный день, как вы разгружаетесь, отключаетесь?

Очень хорошо помогает музыка, хорошее кино. Книги, к сожалению, редко читаю, потому что моя профессиональная деятельность связана с прочтением пьес.

А ваша жена Елена, актриса театра «Ангажемент», она ваша главная актриса как режиссера?

Нет, она занята в моих спектаклях в эпизодических ролях и ее это устраивает. Но ее творческий потенциал задействован еще в ряде направлений. Например, для спектакля «Бармалей» она была художником по декорациям и костюмам, в «Зойкиной квартире» — художником по костюмам.

Какие роли вы считаете знаковыми для себя? Чертик вам не надоел?

Занимаюсь тем, чем хочу, поэтому благодарен жизни. Черт надоел уже давно, но я буду его играть. Почему я должен от него отказываться, если он приносит мне успех? Мне очень нравится Меркуцио из «Ромео и Джульетты», но я из него вырос и готов от него отказаться. Мне очень нравится мой персонаж Обольянинов в «Зойкиной квартире». Он падший человек, бывший интеллигент, оттеняющий главного героя, дополняющий историю своим объемом. Роль мне нравится за ее внутренние качества, с ее минимальными внешними средствами. «Город мастеров» и Караколь кардинально изменил мою судьбу: я встретил свою жену Лену, у нас актерский и счастливый брак. Жаль, что мало я играл Калигулу...

Я видела этот спектакль, вполне добротный. В нем вроде бы еще Лада Исмагилова играла: актриса, которая и привела вас в эти стены.

Нет, она уже к этому времени уехала. Но я благодарен ей всегда, и мы поддерживаем отношения до сих пор.

В последнее время у вас только эпизодические роли?

Зато, какие яркие. Вы видели «Край», по мотивам романа тюменского писателя Виктора Строгальщикова, где я играю моджахеда Гарибова? Я буквально выгрыз ее у Леонида Григорьевича, который видел в этом амплуа заслуженного артиста России Игоря Викторовича Кудрявцева. Мне показалось интересным сыграть не просто злодея, а злодея со своей философией, которому удалось убедить главного героя в том, что он живет неправильно. На сцене сталкиваются два великих противостояния. В итоге я взял за эту роль премию имени В.С. Загоруйко.

А что должно случиться, чтобы роль была хитовой?

Что вы имеете в виду? Хитовая для зрителя — это одно, а для себя — другое. Когда читаю сценарий, то замечаю — интересен ли мне какой-то персонаж, его мысли, поступки. Вместе с режиссером прорабатываем его. Но в любом случае, роль присваиваешь себе, и если ее не сделать интересной для себя, то вряд ли она станет интересной еще кому-то. Но артист выходит на сцену в одной роли сотни раз и важно правильно отреагировать на вновь созданные обстоятельства, условия.

А вы считаете количество спектаклей?

Нет, но в расписании их количество пишут. Кстати, если актер играл без замены в одном и том же спектакле сто раз, то ему полагается премия.

100 тысяч рублей?

Это вообще не наши суммы.

А какие спектакли «Ангажемента» коммерчески успешные?

Ну например, «Шесть блюд из одной курицы» — очень кассовый, с понятной темой, смешной... У меня там большая роль. Но нельзя ставить только такие спектакли. Мы должны быть разными. Задача театра — делиться добрым, прекрасным и избегать пошлости. Мы недавно собирались и думали, какое лицо у нашего театра, что мы собой представляем, для кого работаем. Для себя определил так: мы очень душевный театр, наши артисты очень близки к зрителю, спектакли у нас получаются такие душещипательные, как «Простая история» — символ нашего театра. И мы в эту сторону стараемся плыть...

Уличный театр, который вновь модный и востребованный, не для вас?

Это совершенно другой театр, другая эстетика. Нам нет смысла выходить на улицу, в том числе участвовать в Камеди-клаб и КВН.

В театральных фестивалях «Ангажемент» часто участвует?

Мы любим фестивали, они привносят новый профессиональный взгляд на наши работы. Это критики, которых всегда интересно послушать. Был один момент, когда я не понял, почему критики не приняли спектакль «Марьино поле». Я с ними не согласился.

А сами вы в последний раз, когда спектакль видели?

Я давно ничего не видел. В последний раз посмотрел спектакль в лаборатории Додина по Островскому «Последняя любовь» режиссера Дмитрия Крымова. Такой очень модерновый спектакль, демократичный, для людей, которые способны воспринимать живое. В нем сочетается классический язык с новыми эстетическими выразительными средствами. Очень смешной спектакль с замечательными актёрскими работами, молодая и дерзкая интерпретация Островского, но это того стоит.

В будущем году в сентябре исполнится 15 лет вашей работы в театре «Ангажемент». Вы себя в этих стенах ощущаете кем?

Непосредственным участником общего процесса, который отвечает за судьбу театра. Что в разной степени делает каждый.

Текст: Ирина Ветрова. Фото из личного архива Дениса Юдина.

Интересное в рубрике:
Заслуженный деятель науки, доктор биологических наук, профессор, ректор ТСХИ-ТГСХА с 1981 по 1999 годы. Награжден орденами...
Ее фамилия на слуху не только в Тюмени, ее авторитет в педагогической среде очень высок. Яркая, силь...
Известный тележурналист, автор множества документальных фильмов, в том числе и о событиях Великой отечественной вой...

Ее работа похожа на работу часовщика, который отлаживает тонкий механизм целого театрального коллектива. С одной стороны,...

Один из самых популярных сегодня региональных Интернет-порталов — тюменский сайт для родителей «Детки!»...
Живет в Израиле, приезжает в Сибирь участвовать в исследованиях и читать лекции студентам. Говорит на нес...
«Наша Мама Оля», — так ее часто называют близкие, друзья и ученики, которые даже после окончания ...