актер, режиссер
В театре «Ангажемент» состоялась его актерская и режиссерская судьба. За почти 15 лет на родной сцене он поставил 13 спектаклей и сыграл 38 ролей в 34 постановках. Актер и режиссер Денис Юдин до сих пор «сидит на двух стульях», но может и это и есть то счастье, благодаря которому кипит и бурлит творчество. Замыслов хоть отбавляй, и даже багаж его ролей не стал для него тем чемоданом без ручки, который и тащить тяжело и бросить жалко.
Прошлое для него как будто не существует, хоть он и в сотый раз выходит на сцену в одной и той же роли. Наслаждение от игры трансформируется в эмоциональный всплеск зрительного зала. Куда ж без них, зрителей? У театра «Ангажемент» он свой, интересующийся и также любящий настоящее. Денис Юдин отказался от заманчивого предложения москвичей в пользу родного тюменского зрителя. Аплодисменты — это, конечно, здорово. Но оценки себе он ставит сам, и не по пятибалльной шкале. Душевных, эмоциональных сил в театр вложено с избытком. Театр держится на таких ярких и увлеченных личностях. И где та точка отсчета, когда он понял, что с «Ангажементом» одной крови? Вряд ли он об этом задумывался, а я его об этом не спросила. Зато Денис Юдин ответил на многие другие наши вопросы, и стало понятно — за что мы любим «Ангажемент».

Накануне нашего с вами интервью я посмотрела, что пишут о вас в интернете. В 2007 году вышла полоса в «МК» с одной из первых статьей о вас, после спектакля «Вечера на хуторе близ Диканьки», которую я написала, вдохновившись ролью Черта. В ноябре 2010 года было интервью в «Тюменских известиях», посвященное премьере спектакля «Невероятное преступление Юли и Наташи» — вашей режиссерской работе. В 2014 году вы рассказали СМИ о спектакле «Портрет», где снова выступили как режиссер. Ну и, пожалуй, на этом все внимание к вам со стороны прессы. А в этом году ваше имя упомянул в интервью один из директоров не тюменского театра. Можете угадать по какому поводу?

Может об этом пока не надо говорить? Давайте расскажем после того как все состоится.

В общем, скрывать нечего, потому как директор театра уже раскрыл карты. Итак, вы будете приглашенным режиссером и, как я полагаю, впервые...

Да, такая предварительная договоренность с Тобольским драматическим театром есть на октябрь-ноябрь этого года. Об этом практически никто не знает, идет работа с материалом и пока мне сказать нечего. Конечно, попробовать свои силы на другой площадке мне очень интересно, это мой первый опыт работы на выезде, хотя мы с актерами друг друга знаем, дружим театрами — раньше ездили с гастролями туда часто. А недавно мы приглашали в спектакль «Простая история» на роль Петуха актера, а ныне директора Тобольского драматического театра Евгения Пономарева. Конечно, новая работа будет испытанием для меня, ведь своих артистов я хорошо знаю, а там пока все на уровне интуиции. Но я думаю, что все будет хорошо.

Желаю вам удачи на этом поприще. Можете уточнить, в связи с чем театр «Ангажемент» стал приглашать других актеров?

Мы не приглашаем других актеров! Евгений Пономарев — был исключительный случай.

А почему? Ведь некоторые московские театры, которые вы хорошо знаете, практикуют такое.

Не всегда. Например, в театре «Студия театрального искусства» Сергея Женовоча такого не происходит, он работает только со своими актерами. Театр — это мир, в который чужеродный организм не всегда вписывается. А в театрах, которые экспериментируют, актеров из других театров приглашают. Во МХАТе такое есть. В нашем театре такой необходимости нет. Мы стараемся организовать собственную жизнь и наладить ее внутри театра. Если мы привлекаем в театр человека извне, то он должен стать нашим. Но если профессионального актера пригласить в какой-то спектакль, то он будет считать сцену «Ангажемента» очередной площадкой. А для нас всех она родная, и мы бережем эту ауру семьи, дома, которая сложилась в нашем театре.

Насколько я знаю, некоторые актеры, да и директор театра Леонид Григорьевич Окунев иногда подрабатывают на стороне и это нормально. Как театральная семья это переживает?

Для театра это не очень хорошо. Но артисты вынуждены развиваться, зарабатывать. Поэтому периодически случается конфликт интересов. Хотя опыт других театров полезен. Я в прошлом году ездил на лабораторию ко Льву Додину, встречался с коллегами из других театров и это общение многое дает, открывает какие-то внутренние резервы, освежает. К сожалению, такие поездки случаются крайне редко.

В театре «Ангажемент» чем вы сейчас заняты?

Последнее, что я ставил — сказка «Бармалей». Ее премьера состоялась весной, она идет в малом зале и вполне успешно. В июне мы выпустили спектакль, посвященный Юрию Васильевичу Неелову. Проект мы сделали в экстремальном режиме, всего за месяц, и это был первый такой опыт постановки по мотивам его книги и материалам о нём. Такая работа бодрит, хотя и одноразовая. Юрий Васильевич очень интересный человек, с ним было приятно общаться. Мы старались сделать спектакль об эпохе, о людях вокруг Неелова в определяющие вехи его жизни. Но это история о чем-то большем. Пьесу написал Валерий Шергин, я был режиссером, а главные роли исполняли Виталий Мигунов, который воплотил некий Внутренний мир, такое Альтер-его, и Леонид Окунев, сыгравший самого героя.

Как вам работалось с заслуженным артистом России, директором театра «Ангажемент» Леонидом Окуневым?

С ним мы работали уже и на вводах в различные спектакли нашего репертуара, так что его я хорошо знаю. Он «ртутный» артист, сложный, требовательный к себе и к другим.

В театре вас за кого считают — за режиссера или актера?

Не знаю. Я в первую очередь артист, но обстоятельства складываются так, что занимаюсь режиссурой. И не потому, что некому ставить. Есть много режиссеров молодых и талантливых. Но почему-то они перестали работать с артистом как с главным проводником, через которого передается мысль автора. Сейчас артист равен предмету на сцене, на которого смотреть не менее интересно. Бывает, что в большинстве случаев артист выполняет функцию винтика в спектакле, чтобы механизм работал чётко. И я не против этого, но мне хочется чего-то другого, поэтому жизнь заставляет меня ставить спектакли.

Чего ж вам хочется?

Хочется больше жизни на сцене, чтобы артисту предоставить возможность погрузиться в текст, переварить его, пропустить через себя. Хочется, чтобы такой театр не исчезал.

В театре периодически меняется команда, кто-то уходит, кто-то приходит. Расскажите, как происходит вхождение в труппу?

Новенькие приходят, я их смотрю, даю профессиональную оценку человеку и рекомендую (или нет) Леониду Григорьевичу, а он принимает решение. Бывали случаи, когда артист через год уходил из театра, понимая, что это не его. Но в основном ребята остаются, вливаются в коллектив и работают.

Знаю, что и у вас было предложение сменить тюменские подмостки на московские, и вы отказались. В связи с чем?

После окончания «Щуки» меня пригласили в один из театров Москвы, но я посоветовался с женой, мы решили остаться. У нас были трудные обстоятельства, связанные со здоровьем наших близких.

Вы сами из города Сим Челябинской области, мама вас воспитывала одна. Она сейчас с вами живет?

Да, я ее перевез шесть лет назад. Она помогает нам воспитывать четырехлетнюю дочь Софию.

Расскажите про дочь, она у вас театральная девочка? Так же как папа читает стихи в детском саду?

Непонятно пока. Но однозначно, что она творческий человек, поет песни. Участвовала в концерте, посвященном выпуску подготовительной группы в детском саду. Мы с женой, к сожалению, были заняты в спектакле, не смогли прийти на торжество, но посмотрели по видео ее выступление.

Дочь уже видела вас на сцене?

Видела. Не кричала «мама», «папа», сидела у бабушки на коленях и смотрела. Но она бывает в театре очень редко.

Книжки вы ей читаете? Чем любите с ней заниматься?

У нее очень много книг, она уже и сама пытается читать. Когда укладываю ее спать, то читаю ей. Гуляем вместе, когда есть возможность. Иногда она просит у меня: «Папа, цирк!» — это значит нужно немного позаниматься акробатикой, сделать какие-то гимнастические элементы, очень любит забраться мне на шею. Кстати, я до сих пор каждый день ношу ее на руках в детский сад, все никак не могу отказать ей в этом праве.

Когда у вас трудный день, как вы разгружаетесь, отключаетесь?

Очень хорошо помогает музыка, хорошее кино. Книги, к сожалению, редко читаю, потому что моя профессиональная деятельность связана с прочтением пьес.

А ваша жена Елена, актриса театра «Ангажемент», она ваша главная актриса как режиссера?

Нет, она занята в моих спектаклях в эпизодических ролях и ее это устраивает. Но ее творческий потенциал задействован еще в ряде направлений. Например, для спектакля «Бармалей» она была художником по декорациям и костюмам, в «Зойкиной квартире» — художником по костюмам.

Какие роли вы считаете знаковыми для себя? Чертик вам не надоел?

Занимаюсь тем, чем хочу, поэтому благодарен жизни. Черт надоел уже давно, но я буду его играть. Почему я должен от него отказываться, если он приносит мне успех? Мне очень нравится Меркуцио из «Ромео и Джульетты», но я из него вырос и готов от него отказаться. Мне очень нравится мой персонаж Обольянинов в «Зойкиной квартире». Он падший человек, бывший интеллигент, оттеняющий главного героя, дополняющий историю своим объемом. Роль мне нравится за ее внутренние качества, с ее минимальными внешними средствами. «Город мастеров» и Караколь кардинально изменил мою судьбу: я встретил свою жену Лену, у нас актерский и счастливый брак. Жаль, что мало я играл Калигулу...

Я видела этот спектакль, вполне добротный. В нем вроде бы еще Лада Исмагилова играла: актриса, которая и привела вас в эти стены.

Нет, она уже к этому времени уехала. Но я благодарен ей всегда, и мы поддерживаем отношения до сих пор.

В последнее время у вас только эпизодические роли?

Зато, какие яркие. Вы видели «Край», по мотивам романа тюменского писателя Виктора Строгальщикова, где я играю моджахеда Гарибова? Я буквально выгрыз ее у Леонида Григорьевича, который видел в этом амплуа заслуженного артиста России Игоря Викторовича Кудрявцева. Мне показалось интересным сыграть не просто злодея, а злодея со своей философией, которому удалось убедить главного героя в том, что он живет неправильно. На сцене сталкиваются два великих противостояния. В итоге я взял за эту роль премию имени В.С. Загоруйко.

А что должно случиться, чтобы роль была хитовой?

Что вы имеете в виду? Хитовая для зрителя — это одно, а для себя — другое. Когда читаю сценарий, то замечаю — интересен ли мне какой-то персонаж, его мысли, поступки. Вместе с режиссером прорабатываем его. Но в любом случае, роль присваиваешь себе, и если ее не сделать интересной для себя, то вряд ли она станет интересной еще кому-то. Но артист выходит на сцену в одной роли сотни раз и важно правильно отреагировать на вновь созданные обстоятельства, условия.

А вы считаете количество спектаклей?

Нет, но в расписании их количество пишут. Кстати, если актер играл без замены в одном и том же спектакле сто раз, то ему полагается премия.

100 тысяч рублей?

Это вообще не наши суммы.

А какие спектакли «Ангажемента» коммерчески успешные?

Ну например, «Шесть блюд из одной курицы» — очень кассовый, с понятной темой, смешной... У меня там большая роль. Но нельзя ставить только такие спектакли. Мы должны быть разными. Задача театра — делиться добрым, прекрасным и избегать пошлости. Мы недавно собирались и думали, какое лицо у нашего театра, что мы собой представляем, для кого работаем. Для себя определил так: мы очень душевный театр, наши артисты очень близки к зрителю, спектакли у нас получаются такие душещипательные, как «Простая история» — символ нашего театра. И мы в эту сторону стараемся плыть...

Уличный театр, который вновь модный и востребованный, не для вас?

Это совершенно другой театр, другая эстетика. Нам нет смысла выходить на улицу, в том числе участвовать в Камеди-клаб и КВН.

В театральных фестивалях «Ангажемент» часто участвует?

Мы любим фестивали, они привносят новый профессиональный взгляд на наши работы. Это критики, которых всегда интересно послушать. Был один момент, когда я не понял, почему критики не приняли спектакль «Марьино поле». Я с ними не согласился.

А сами вы в последний раз, когда спектакль видели?

Я давно ничего не видел. В последний раз посмотрел спектакль в лаборатории Додина по Островскому «Последняя любовь» режиссера Дмитрия Крымова. Такой очень модерновый спектакль, демократичный, для людей, которые способны воспринимать живое. В нем сочетается классический язык с новыми эстетическими выразительными средствами. Очень смешной спектакль с замечательными актёрскими работами, молодая и дерзкая интерпретация Островского, но это того стоит.

В будущем году в сентябре исполнится 15 лет вашей работы в театре «Ангажемент». Вы себя в этих стенах ощущаете кем?

Непосредственным участником общего процесса, который отвечает за судьбу театра. Что в разной степени делает каждый.

Текст: Ирина Ветрова. Фото из личного архива Дениса Юдина.

Интересное в рубрике:
В ней столько энергии, что она, как генератор подзаряжает ею других. И все вокруг начинает крутиться и вертеть...
Горячий, легко вскипающий, по-мальчишески смелый и искренний. Человек энциклопедических знаний, тонко чувствующий хорошее сло...
Известный тележурналист, автор множества документальных фильмов, в том числе и о событиях Великой отечественной вой...
Три года назад Анастасия Баннова придумала проект «ЗаТюмень». На одноименном сайте она начала публиковать информацию...
Он не открыл месторождений, но побывал практически на всех нефтепромыслах Югры. Отдав более полувека любимому ...
Химик-биолог по образованию, много лет назад он по совету друга попал в студенческий театр и в итоге...
Это с его легкой руки некогда лаконичные холлы огромного здания отеля наполнились артефактами и задышали уютом старой до...