Почетный гражданин Тюмени
В своем ярко красном пальто и нарядной шляпке она похожа на английскую королеву, но в отличие от последней удивительно много знает о целебных травах Сибири. Не случайно Лидия Несторовна выступала на эту тему на Всемирном конгрессе в Праге, участвовала в пяти европейских форумах, а также в Интернациональном конгрессе «Женщины, меняющие Мир» в Санкт-Петербурге в 2004 году.
Когда вы получили звание «Почетный гражданин Тюмени»?

Почетное звание было присвоено в 1996 году «за большой личный вклад в охрану здоровья жителей города, популяризацию целебных свойств растительного мира Сибирского региона». К этому времени были изданы мои книги о целебных травах Сибири, в общей сложности более полмиллиона экземпляров. Первая — в 1974 году, книга разошлась мгновенно тиражом 100 тысяч экземпляров. Вторая была написана для студентов, в 1991 году вышла тиражом 150 тысяч экземпляров. Потом были и другие книги.

Как вы пришли в профессию?

Мой отец — Нестор Владимирович Сурин, служил офицером в царской армии, был награжден Орденом святого равноапостольного князя Владимира. Честно скажу, что эта дворянская страница его биографии всегда была в семье под запретом, а документы тщательно прятались в мягкой мебели. После революции папа стал лесоводом, но когда мы жили в Ишиме, он преподавал в пединституте немецкий язык и химию, знал латинский и греческий, и играл на скрипке.

Мама работала врачом, была прекрасным акушером-гинекологом. Папа еще в раннем детстве много рассказывал мне о разных растениях, прогулки с ним по лесу остались одними из самых ярких моих воспоминаний. Известно, что ребенок учится тому, что видит у себя дома. Так соединились во мне интерес к ботанике и медицине. Не случайно во времена Менделеева ботанику называли «травознанием».

Дедушка мой был портным в Омском драмтеатре, он всегда говорил: «Умелые руки — неоценимое сокровище». Видимо от него у меня любовь к шитью и вышиванию. Пока училась в Омском пединституте, закончила курсы кройки и шитья и художественной вышивки. Кстати, имею звание — Лауреат прикладного искусства. Мои работы выставлялись в Тюмени, Омске, Москве, дважды — в Салехарде.

И вот вы, искусная вышивальщица и молодой ботаник после вуза отправляетесь на край Земли?

Верно. У меня, как у отличницы, был неплохой выбор — остаться в Омске, или поехать куда хочу. Я приняла гениальный совет моего декана Савицкого. Он посоветовал Камчатку, сказал: «Бери конечную точку страны». И в 1953 году отправилась в Приморье. Добиралась... поездом восемь дней до Владивостока, пароходом — до Петропавловска-Камчатского, затем самолетом до Мильково, на плоту по реке, и, наконец, верхом на лошади оставшиеся 50 километров до поселка Лазо.

Народ в пути встречался очень добрый, подсказывали, как лучше добраться, где переночевать. Смотрю, в одной деревне сидит дедушка и ест мухомор. Я же знаю, что мухомор — опасный гриб. Спрашиваю его: «Что ж ты ешь его? Он же ядовитый». А он мне говорит, что в здешних местах все едят мухоморы. Главное, делать это правильно — немножко — здоровье поправить, чуть больше — веселее стать, еще добавить кусочек — крепче спать. Камчадалы это хорошо знают. Ведь все живое лечится природой: каждый медведь знает, что ему нужно — крушины поест — слабит, мухомора пожует — спит отлично.

На Камчатке я преподавала в школе биологию, химию и естествознание. Нередко ходила со своими учениками на охоту, многое открыла для себя, поняла, как важно знать, чем лечится народ. И всю жизнь посвятила народной медицине.

А как оказались в Тюмени?

С Дальнего Востока через год вернулась в Омск и работала в отделе Природы в музее, на кафедре ботаники Сельскохозяйственного института. Потом вышла замуж и мы с мужем уехали в Салехард. Там преподавала в вечерней школе. В Тюмень мы переехали в 1960 году. С лекциями по линии общества «Знание» объехали всю область от степей Казахстана до Полярного круга.

Какой была Тюмень в те годы?

В ней не было, конечно, столько транспорта, как сейчас. Украшением был массивный городской сад под окнами нашего дома с танцплощадкой. Мы с удовольствием ходили в театр на прекрасные спектакли.

Вы ведь не только лекции читали, но и наукой занимались?

В 1975 году я защитила кандидатскую диссертацию по биологии. Она была посвящена удивительному растению — проломнику северному, который в народе называют «первомайкой». Эта трава защищает женщину от нежелательной беременности. Еще в 1958 году я показывала это растение профессору Соколову в Лесном институте в Ленинграде. Он-то и посоветовал изучить проломник получше и подготовить научную работу.

Говорят, что у вас не совсем обычная дача.

(посмеивается) Мою дачу называют участком сорняков. На ней растет много различных трав, которые многие считают сорными, а мы их выкапываем, высушиваем и применяем по назначению. Чистотел, крапива, мокрица, пырей и многие другие травы — настоящая народная аптека. Нужно лечиться тем, что растет у тебя под ногами, а не увлекаться яркими этикетками импортных препаратов.

С учениками своими встречаетесь?

Работая в институте, любила во время классного часа читать стихи любимых поэтов — Лермонтова и Драверта. А еще давала студентам много загадок о растениях, чтобы было легче запомнить их применение. Все они есть в моих книгах. Например, «Путник часто ранит ноги, вот и лекарь у дороги. Его бьют сапогом, а ему все нипочем»... Это — подорожник. Прошли годы, ко мне в День учителя приходят выпускники биологического факультета 1969 года. Читают мне стихи, а я — им.

Текст: Елена Мингалева. Фото из архива Лидии Суриной.

Интересное в рубрике:
В театре «Ангажемент» состоялась его актерская и режиссерская судьба. За почти 15 лет на родн...
«Наша Мама Оля», — так ее часто называют близкие, друзья и ученики, которые даже после окончания ...
Заслуженный деятель науки, доктор биологических наук, профессор, ректор ТСХИ-ТГСХА с 1981 по 1999 годы. Награжден орденами...
Исполнительный директор автономной некоммерческой организации «Авиационный спортивный клуб «Юный авиатор», препо...
Три года назад Анастасия Баннова придумала проект «ЗаТюмень». На одноименном сайте она начала публиковать информацию...