автор идеи "Бессссмертный полк"
Его идея нести портреты фронтовиков в День победы нашла отклик в сердцах миллионов людей по всему миру. К акции «Бессмертный полк» присоединились жители 60-ти стран. Фотографии и рассказы в соцсетях о своих близких, погибших и выживших в боях, тыловиках, чей труд приближал победу, придали дополнительный объем проекту. Память жива, благодарность за Победу бесконечна.
Десятилетний рубеж «Бессмертного полка» Геннадий Кириллович Иванов проводит в думах о превратностях судьбы. Тюменец воодушевлен, но уже видит опасность искажения первоначальной идеи и не готов с этим мириться. В интервью сопредседатель общероссийского движения «Бессмертный полк» Геннадий Иванов поделился наболевшим и рассказал почему «Бессмертный полк» больше, чем просто шествие.

Ваша жизнь изменилась после того, как идея «Бессмертного полка» пошла в народ?

Разве что чаще летаю в Москву и обратно: то заседание центрального штаба, то пресс-конференция. В 2016 году в апреле и марте приглашали ИТАР-ТАСС и РИА «Новости». В этом году позвонили 8 мая и пригласили на шествие «Бессмертного полка» на Красной площади.

Какие вопросы решает центральный штаб?

Не только организационные, посвященные подготовке к шествию, что тоже немаловажно. Ведется большая поисковая работа, патриотическая. Есть официальный сайт центрального штаба, там можно увидеть все подробно. Кстати, в штаб входит 17 человек, а сопредседателей — трое: народный артист СССР Василий Лановой, депутат Госдумы Николай Земцов и я.

А они постоянно ходят на заседания?

Вот, между прочим, Василий Лановой только один раз был, а Земцов ни разу не пропустил. Из известных стране людей в штабе работают артисты Михаил Ножкин и Александр Михайлов, директор Музея современной истории России Ирина Великанова, кандидат исторических наук Института российской истории РАН Людмила Колодникова, доктор исторических наук, генерал армии Махмуд Гареев и другие.

Я решил обратиться к членам штаба с предложением — порекомендовать участникам шествия не формировать колонны под брендом своей организации. Почему? Посмотрел на таможенников, шедших колонной в форме, на партии, размахивающие флагами. Ну не для самопиара задумана идея проведения «Бессмертного полка», а для тех, кто выиграл эту войну! Портреты тех, кто выстоял и благодарное поколение, которое помнит — вот главные участники шествия. В Москве на шествии я не видел, чтобы шли в прокурорской форме или другой. А по регионам это заметно.

Вот ополчились на тех, кто нес портреты не близких родственников, а просто фронтовиков — земляков, героев, знакомых семьи. Призывают портреты чужих людей не брать на шествие. Когда шел с президентом России в колонне, сказал ему: «Владимир Владимирович, ну как так можно, чтобы назвать портрет фронтовика — чужим?». Неужели я не могу взять портрет родственника своего, или знакомого, кого я знал и который ушел из жизни, и пронести на шествии? Есть у меня портрет моего земляка — Героя Советского Союза Петра Еремеевича Федорова. Он был танкистом, прошел всю войну. Умер в 1993 году. Его вдова умерла три года назад. И получается, что всё — портрет Федорова лежит где-то, пылится и никто его не понесет. Так нельзя. Путин согласился.

Я даже думаю, может школьникам предложить, чтобы они искали тех защитников Родины, у которых не осталось родных. Их портреты тоже должны влиться в общий строй хотя бы в День Победы. Они заслужили: воины на фронте, труженики в тылу — все ковали Победу.

Может тогда стоит структурировать шествие: сначала портреты солдат, потом — тыловики?

Разделять не надо, все приближали Победу. Да и как разделять, если в одной семье есть и фронтовики и те, кто работал в тылу?

Реагируете так болезненно на все публичные проявления неуважения к памяти солдат, которые видите в рамках шествия «Бессмертный полк»?

А как? В Перми всплыл на шествии «Бессмертный цех» — от завода какого-то шли люди с портретами. И прекрасно, что завод большой и в годы войны выпускал продукцию для фронта, но не надо стараться показать себя больше, чем надо.

Вот несет человек портрет, а сбоку прикреплена гвоздика, которая половину лица закрывает. Не надо никаких украшений! Главное украшение колонны — это лица наших героев.

Почему сейчас об этом говорите? Раньше такого не наблюдалось?

Раньше на парадах шли колонны, совершенно идентичные первомайским: с флагами, шариками, строго по предприятиям. На Первомай ведь не строят трибун, не стоит губернатор и другие руководители региона и города, так что некому себя показывать. Поэтому парад Победы превратили в подобие Первомая. И эта традиция сохранялась долго. Мы с другом были, чуть ли не единственные в 2007 году, кто прошел на 9 Мая в колонне с портретами своих отцов.

Может, в рамках центрального штаба «Бессмертного полка» выработать какое-то Положение проведения шествия, правила или порядок?

Мы можем только рекомендовать. Над предложениями я сейчас работаю, чтобы предложить на обсуждение. Вот который год вижу, как в одном из районов во главе колонны идут руководители с пустыми руками. В соцсетях выложены десятки фотографий «возглавивших» колонну «Бессмертного полка» руководителей районных или городских организаций, депутатов Госдумы, которые идут в первых рядах, но портретов в их руках нет. Не думаю, что в их семье не было тех, кто ковал победу над врагом — красноармейцев или тружеников тыла. Себя показать, что ли идут? Вот президент Владимир Путин пришел бы с пустыми руками и возглавил колонну на шествии «Бессмертного полка». Что бы о нем тут же сказали?

У него статус другой, а районных руководителей кто видит?

Население.

Помните, когда Владимир Путин первый раз вышел с портретом своего отца-фронтовика на парад?

В 2015 году. Слухи, конечно, ходили, что так может быть, но для всех, как всегда, это решение президента стало сюрпризом. Меня приглашали в Москву в тот год, но я не смог поехать, немного приболел. А в 2016 году я поехал и впервые прошел в колонне по Красной площади рядом с президентом.

Расскажите, как это было? Адреналин зашкаливал?

Нет, я даже не понял толком ничего. Словно все время с ним ходил в колонне, как будто бы с обычными людьми, разницу не почувствовал. Когда он вышел из Никольской башни, подошел к нам, поздоровался. Шли в первом ряду, я был рядом. Удалось сказать ему про моего отца-фронтовика несколько слов, что его портрет проложил дорогу «Бессмертному полку». А нынче немного больше поговорили. Сначала он общался с артистом Михаилом Ножкиным, а потом обратился ко мне. Сказал, что благодаря идее «Бессмертного полка» его отец, простой солдат, сейчас в строю. Погода была пасмурная, прохладно, а как только началось шествие, выглянуло солнце. Я показываю Владимиру Владимировичу: «Видите, как по заказу распогодилось». Он улыбнулся. А уже потом обратил его внимание на проблему «чужих» портретов, и он со мной согласился. Немного не дошли до Собора Василия Блаженного, президент с нами попрощался и ушел с охраной направо, а мы пошли налево.

А идея «Бессмертного полка», правда, вам приснилась?

Ну как приснилась... После первомайской демонстрации в 2007 году я подумал, что праздничное шествие в честь Дня Победы опять ничем отличаться не будет: цветы, шарики, рекламу своих предприятий понесут. А надо что-то другое, ветераны-то уходят. Вот пришла идея портрет своего отца сделать и пойти с ним на парад. Носили же портреты членов политбюро. И когда засыпал, то думал об этом. И приснилось мне, что по главной улице Тюмени — Республики — идёт много народа и все несут портреты.

Сходил в фотоателье, увеличил фотографию отца, не было еще нормального штендера, смастерил, как смог. Сразу написал статью об этой идее в газету «Тюменские известия», а 8 мая ее опубликовали. Позвонил в газету «Комсомольская правда». Приехал журналист Юрий Шестак — я ему рассказал о задумке, он сделал снимок, где я с портретом стою. Меня поддержал Евгений Самойленко, пенсионер, которого знаю по работе в общественной организации Совета ветеранов батальона полиции, вот мы с ним и вышли на парад Победы с портретами.

А в следующем году идею поддержали ученики школы № 40. У них портреты фронтовиков были и до этого — в школьном музее, они с ними и прошли в колонне. Конечно, их многие фотографировали, журналисты на них обратили внимание и так постепенно идея пошла в народ. А в 2009 году я уже отправил свое предложение провести «Парад победителей» в регионах.

То есть сначала акция называлась «Парад победителей»?

Да. Только в 2012 году появился «Бессмертный полк» с подачи томичей. Мне понравилось, как они организовали все тогда.

А название «Бессмертный полк» вам по душе?

Не совсем. Мне больше нравится «Парад победителей» — масштабнее, глубже, справедливее. Противники движения до сих пор говорят, что это траурное шествие, вроде как бессмертными бывают только зомби. Не стоит, конечно, обращать внимания на эти высказывания, но все равно цепляет. А к «Параду победителей» трудно применить такие высказывания. Кроме того, вклад в Победу не только армия сделала, но и тыл — это с одной стороны. С другой — в деревне выходят с десяток людей с портретами в День Победы: ну совсем не полк. А «Парадом победителей» можно назвать и то и другое. Теперь уже менять не стоит — в 60 государствах люди присоединились к движению «Бессмертный полк». Хотя, например, Рязань до недавнего времени проводила «Парад победителей» в рамках «Бессмертного полка». Но суть не в этом, главное, чтобы вспоминали солдат, отдавших жизни за мир.

Наверное, на споры, кому изначально принадлежала идея, уже не так остро реагируете?

Задевает немного. Недавно на «Дожде» опять услышал, что идея «Бессмертного полка» принадлежит томичам. Но постепенно все встанет на свои места, главное, что движение растет.

Помню, что в нашей семье портрет деда, пропавшего без вести в 1945 году, висел над бабушкиной кроватью. Возвращаясь с парада, мы с родителями заходили к ней на пироги. Она всегда вынимала из альбома потертый снимок, где они с дедом вместе, и ставила на видное место. И все время мы слушали ее рассказ, как его призвали на фронт, как она осталась с годовалым сыном, моим отцом, как работала, ждала писем и его самого. Она никогда не ходила на парад и смотрела его по телевизору почти без звука. Сейчас подумала, что ваша идея ей бы понравилась. А вы как ходили на парад до 2007 года?

Я приехал в 1963 году в Тюмень, тогда парадов 9 Мая не было. Работал на заводах, а в 1966 году устроился в милицию и на всех демонстрациях, парадах охранял порядок. Особо не любил 7 ноября, все время мы мерзли и говорили: нет, чтоб революцию совершить летом, а ещё лучше бы, её совсем не совершать. (смеется) Так что первый раз вышел как раз 2007 году, когда понял для себя смысл происходящего.

В каком году вы ушли на пенсию?

В 1991 году мне доверили руководить Советом ветеранов батальона милиции вневедомственной охраны, в 1996 году я вышел в отставку. Так что в милиции-полиции до сих пор.

Всегда были таким активным?

Еще работая в милиции, познакомился с Борисом Викторовичем Григорьевым, на ту пору председателем областного общества защиты прав потребителей. Он пригласил меня к себе, и я согласился. Изучал законы и когда сталкивался с нарушением прав потребителей, то старался добиваться исполнения закона. Например, раньше магазины брали 20 копеек с покупателей за то, что в полиэтиленовые пакетики складывали товар, хотя она уже в цену была заложена. Я стал писать об этом везде, разъяснять покупателям, что права их нарушают.

Потом, в 1999 году добился, чтобы ветераны труда ездили в пределах области на междугородном автомобильном общественном транспорте бесплатно. Закон о бесплатном проезде уже был, а его никто не хотел исполнять. Написал во все инстанции, в областную прокуратуру. Тогда прокуратура реагировала немедленно. Сначала стали выдавать талоны на бесплатный проезд, но я подумал — в законе о талонах ничего не сказано. Снова написал об этом в прокуратуру, отменили и талоны. Надо мной тогда смеялись коллеги, не верили, что добьюсь.

В маршрутках одно время отказывались льготников возить бесплатно, приходилось оплачивать свой проезд. Я посмотрел закон, там сказано, что они такой же общественный транспорт, как и автобусы. Написал всем о нарушении закона, в том числе в газету «Тюменские известия», с которой много лет сотрудничаю. Сначала в Тюмени навели порядок, а потом и до районов дошло. Всегда можно добиться своего, если точно знаешь, что прав. Вот сейчас времени не хватает, решить проблему с рекламой в автобусах. Нельзя ее размещать на стеклах, чтобы пассажирам обзор закрывала.

Когда все мероприятия ко Дню Победы завершаются, чем занимаетесь?

С ветеранами работаю. Находим фронтовиков, поздравляем их с днем рождения в газете. Им приятно. К сожалению, они уходят, а вместе с ними уходит ЭПОХА. Сейчас готовимся поздравлять с круглой датой фронтовика Сергея Степановича Кочкина. Ему 5 июня исполнится 100 лет. Он прошел три войны: Халхин-Гол, советско-финскую и Великую Отечественную. Дошел до Берлина, все помнит. Правда, слух почти совсем пропал — по губам читает.

И уже готовим акцию «Минута Памяти», чтобы почтить память всех ушедших солдат. Она пройдет 22 июня в 11.59. Вот сейчас предлагаем: в доме, где живет фронтовик, установить в подъезде информационный листок о нем. Но без согласия его или родственников ничего устанавливаться не должно. Пусть соседи знают, что рядом с ними живет ветеран, может и помогут лишний раз.

Не думаете, что получите обратную реакцию, подростки сейчас жестоки...

Думаете, используют эту информацию как наводку? Так у них и брать-то особо нечего.

Семья как относится к вашей активной общественной деятельности?

Привыкли уже. С женой Раисой мы с третьего класса вместе. Влюбился в нее классе в шестом. Она дружила с Галей Курдюковой, и как-то мальчик из другого класса передал ей записку с предложением дружить. Девчонки стали с ним переписываться. Не помню, как об этом узнал, только меня это сильно задело: подумал, как так, с нашими девочками кто-то из другого класса дружить собрался. Стали вместе с девочками на горках вместе кататься, на лыжах ходить, гулять, так и влюбился. 7 февраля 1964 года с ней поженились. Она училась в машиностроительном техникуме и жила в общежитии. Помню наше первое жилье: сняли проходную комнату в деревянном доме на улице Коммуны. Вот уже 53 года вместе. С Галей тоже общаемся, недавно ее с собой брал на концерт в Москву в Государственный кремлевский дворец. Она тоже активно работает с ветеранами в своем районе.

Почему не с женой поехали?

Она болеет. Но знает, что не могу представить себе рядом кого-то кроме нее — однолюб, наверное. У нас дочь Ирина, она имеет три диплома — получила среднее профессиональное образование и два высших. Работает в следственном управлении, подполковник, трудоголик, даже в выходные на работе. Внучка Анна замужем, хочу правнука, но пока они не планируют детей.

Жена — ваша единомышленница?

У нее отец тоже фронтовик был, старше моего на полтора года. Умер уже в 90-х годах. Но к моей идее Раиса не присоединилась, не ее это. Хотя мой первый портрет отца, с которым я десять лет назад прошел 9 Мая, она сохранила. И этот первый, нескладный, из фанерной рамки портрет, находится сейчас на выставке «Бессмертного полка» в здании областной думы. Я не стал его переделывать, оставил как есть. До 1 июня он побудет там, а потом переедет на постоянное место — в музей УМВД.

Вы думаете о вечности?

Я ж бессмертный! (смеется)


Текст: Ирина Ветрова. Фото из архива Г.Иванова.

Интересное в рубрике:
Он и не знает, что любители фотографии называют его «певцом Севера». Его главная любовь — Се...
Он видит в косточке авокадо спрятавшегося кролика, а в деревянном бруске — одалиску. Называет себя ...
Всеволод Бессараб — человек в Тюмени известный. Заслуженный нефтегазостроитель, бизнесмен, джазовый музыкант, шахматист и,...
Живет в Израиле, приезжает в Сибирь участвовать в исследованиях и читать лекции студентам. Говорит на нес...
Его детство пришлось на военное лихолетье. В юности мечтал о погонах военного летчика, но стал летчиком Гражда...
В ней столько энергии, что она, как генератор подзаряжает ею других. И все вокруг начинает крутиться и вертеть...