Ветеран Великой Отечественной войны
Ему было всего 15 лет, когда началась война. Но он на нее не опоздал. Ушел в армию в 17 лет и ровно столько же прослужил.
Какой была зима 1944 года, когда вас призвали в Красную армию?

Памятной, прежде всего. Зиму 1943-1944 года я встретил под Оренбургом в 61-м запасном стрелковом полку Южно-Уральского военного округа. Нас готовили на фронт минометчиками. В мае 44-го к нам зачастили «покупатели» — офицеры в васильковых фуражках (НКВД), летчики, танкисты. Многим из нас, и мне в том числе, еще не было 18 лет. Тем не менее, зачислили нас в погранвойска. В мае погрузились в эшелоны. Поехали, как мы думали, на границу. По дороге видели, как горит Волга. Под Великими Луками наш эшелон разбомбили. Мы, естественно, разбежались. Потом нас собрали и мы уже без приключений добрались до станции Маево. До передовой — полтора километра.

Там уже ждали пополнение?

Ждали. Но вот какой казус — в нашем эшелоне было несколько вагонов штрафников. И когда мы высадились на станции, то не сразу поняли, что же нас так неласково встречают — оцепили вооруженными солдатами, в спину подтыкивают, да подгоняют. Утром подняли и вроде как в баню отправляют. Есть дали только немного хлеба и по ложке сахара. Время идет, сидим. И в баню не ведут и есть не дают. А нас не маленько — человек 300. Но потом выяснилось все, кто мы и что мы. Накормили кашей, распределили кого куда.

Какой оказалась ваша первая застава?

Резервная пограничная застава старшего лейтенанта Гармаша располагалась неподалеку от хутора Опанасовичи. Наша задача была — охрана тыла армии. В этот период проходил настоящий прорыв войск под Оршей, ворота на Запад, как говорится, были взломаны.

Наша служба проходила в каком-то постоянном движении. Как-то раз мы отправились искать пропавший пограничный наряд. Дошли до Невеля. Нас самих несколько раз задерживали, но потом, конечно, отпускали на дальнейшие поиски. Мы до того накрутились, что уже мечтали только о том, как до заставы добраться. Дома встретились с тем самым пропавшим нарядом. Все нашлись, к счастью.

Вскоре всех «старичков» забрали на передовую, а наш полк до октября 1945 года на территории прибалтийских республик разбирался с литовскими «зелеными братьями» и латвийскими националистами. Пока они под немцем были, то дружно вместе с белорусами воевали против общего врага. А после войны повернули оружие против Красной армии. Все время находились в боевых столкновениях и ловили разных диверсантов. Друг мой, Коля Лантух, с нашей родной оренбуржской Беляевки, так и сложил голову в той тыловой войне и похоронен в местечке Свинчаны.

Война закончилась...

В октябре 1945 года сформировали 16 Рижский погранотряд, и мы отправились на Дальний Восток. Передвигались мы долго, ведь по сути война еще шла. Ехали в вагонах заставами — первая, вторая... Прибыли на остров Сахалин к январю 1946 года в нынешний Корсаков. Наша третья комендатура располагалась в Аниве. Потом перевели меня в Кириллово. Некоторое время учился в школе усовершенствования комсостава на Украине, но не доучился — нас отобрали 12 человек и направили на Карельскую границу.

В 1960 году служил начальником заставы в Ухте — 72-й Колевальский погранотряд. Оттуда и уволился в запас в звании капитана.

Что привело в Тюмень?

Любовь... Жену себе я нашел на Сахалине. Она родом с Тобольска, но потом уезжала работать на Сахалин. В отпуск мы несколько раз ездили к ней на родину. Мне очень понравилось у тещи в Тюмени. Сам я из-под Оренбурга. Мои родные по материнской линии были переселены с Украины в этот песчаный, ветреный и голодный край. А тут — красавица Сибирь... Вот мы и переехали с женой сюда насовсем.

Чем стали заниматься?

Кому нужен офицер 34 лет? Специальности нет. Семь классов образования. Пошел работать на Судостроительный завод и одновременно учиться в вечернюю школу. Потом и машиностроительный техникум окончил. Работал мастером в режимно-секретной службе завода.

Легко вошли в рабочую среду?

Да, нормально. Жена тоже работала на этом же заводе, потом и дети, и зять.

У долголетия есть секрет?

Нет. (улыбается в усы) Впрочем, мой отец прожил 93 года, а прабабушка — 105 лет. Кстати, а мы ведь с отцом встречались на войне дважды.

Вот как!

В Белорусии в деревне Босюрово и на полустанке в Латвии. Обе встречи были неожиданными. Отец мой был фельдшером-ветеринаром. Как-то раз идем мы с очередного сталинского митинга в Босюрово, смотрю — скачет конник в нашу сторону. Отец! И меня обнимает...

Нынче у вас весьма круглая дата.

И не говорите. Я так решил, раз мне в июле исполнится (ежели доживу!) 90 лет, уеду на дачу. Нечего на мумию смотреть... (смеется) А там мне будет очень хорошо!

Александр Семенович Владыкин награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями "За боевые заслуги""За отличие в охране гос.границ СССР" и «За победу над Германией».

Текст: Людмила Караваева. Фото из архива А.С.Владыкина.
Интересное в рубрике:
Она была и няней, и музейщиком, и «культурным замом». В настоящее время реализует информационно-об...

Ее работа похожа на работу часовщика, который отлаживает тонкий механизм целого театрального коллектива. С одной стороны,...

В этом году соцсети порекомендовали ему придерживаться такой китайской мудрости: «Любое великое путешествие начинается ...
Горячий, легко вскипающий, по-мальчишески смелый и искренний. Человек энциклопедических знаний, тонко чувствующий хорошее сло...
Его открытия — от маленьких бабочек до скелета гренландского кита — самого большого животного в&nb...
В ней столько энергии, что она, как генератор подзаряжает ею других. И все вокруг начинает крутиться и вертеть...
В 2015 году исполняется 50 лет знаменитому клубу «Дзержинец», раз и навсегда поселившемуся в водон...
Известная шутка про альпинистов, которые покоряют горы, просто потому что видят их, прекрасно отражает характер Александра Ан...