Заслуженный художник РФ, секретарь Союза художников России, куратор по Уралу, председатель Тюменского отделения Союза художников
Этот год стал юбилейным не только для Тюменской области, но и для Александра Новика. В честь своего 65-летия Новик уже погрузил минувшей весной соседний Екатеринбург в свою «Нереальную реальность», а теперь, готовит к осени персональную выставку в Тюмени.

Что делает куратор по Уралу?

Если говорить канцелярским языком, то курирует все организации по Уральскому Федеральному округу. Помогает решать как творческие, так и организационные вопросы, участвует в проведении выставкомов и выставок самого разного уровня.

В этом году и у нашего регионального отделения Союза художников России круглая дата — 70-летие. По такому серьезному поводу осенью состоится большая ретро-выставка, посвящённая юбилею Союза и Тюменской области. На выставке зрители увидят работы из фондов музея изобразительных искусств, созданные с 1944 года. Проект выставки contemporary art разрабатывается совместно с несколькими кураторами (к слову о кураторах!). Очень хочется, чтобы люди увидели прекрасные вещи наших знаменитых и не очень известных мастеров, и испытали гордость за свой край, который богат талантами.

Как становятся художниками? У вас в детстве проявились способности?

Очень сложно объяснить почему одни с детства рисуют, а другие нет. При том, что вовсе необязательно, что если ребенок любит рисовать, он непременно станет художником.

У меня, например, не было стремления сделать свою дочь художником. Зато стремление было у нее самой. Учительница в школе на нее жаловалась, что рисует на всех уроках. Жаль, что учительница не видела, что когда наша дочь приходила домой, только одну руку еще вытащит из пальто — уже рисует! Сейчас она живет в Петербурге, увлеклась иллюстрированием книг. Вот до чего доводит рисование на уроках...

Это она пример с папы с мамой взяла. А вы с кого?

Мое детство и юность прошли в частном доме в Зареке. Игнаша, наш сосед по улице, любил рисовать и мечтал поступить в художественное училище. Однажды он зазвал меня в гости и за полчасика нарисовал карандашом мой портрет. Это просто сразило! Я побежал домой и стал приставать к маме и сестре, чтобы они мне позировали. Они, конечно, были не в восторге от такого энтузиазма, но меня это не остановило. В общем, я быстро записался в кружок рисования Дома пионеров и проходил в него года четыре, ведь в конце 50-х в Тюмени еще не было художественных школ.

С тех пор кисточка из рук уже не выпадала?

Не совсем так. В 14 лет я увлекся боксом и даже достиг определенных успехов — неоднократно побеждал в чемпионатах области в первом полусреднем весе, входил в сборную области. Когда служил срочную в спортивной роте, то два раза был серебряным призером и один раз взял золото соревнований на первенство Сибирского военного округа. В этот период, конечно, я много всего оформлял в части, что требовалось. После армии работал тренером по боксу. Но тут открылось художественное училище! Желающих поступить было море, ведь уже сколько-то выпусков успела сделать детская художественная школа имени Митинского. Кроме того, в городе было полно художников-оформителей, которые трудились практически на всех производствах, во всех учреждениях. Конкурс абитуриентов был бешеный. В ту пору мне было уже 25 лет, взрослый. Я сдал живопись и графику на «отлично» и поступил в училище под номером один. Такой вот исторический момент.

Получается, что мне лично понадобились годы, чтобы от детского увлечения рисования прийти в профессию.

Среда обитания, город влияют на формирование художника?

Все влияет: и среда, и окружение. Последнее, крайне важно — если рядом есть сильные художники, со своей индивидуальностью, то это очень подталкивает тебя, стремишься подтянуться до их уровня.

Что касается города, следует отметить, что особое своеобразие ему всегда придавала тюменская деревянная резьба — прорезная, как ее называют. Двадцать лет назад Нели Шайхтдинова выпустила альбом «Деревянная резьба Тюмени». Сейчас листаешь его и понимаешь, что многое осталось уже только на страницах этого альбома. Старые дома уходят и вместе с ними утрачивается их деревянное кружево. Это значит, что одной тюменской приметой становится меньше, очень жаль. Было бы здорово, если бы как в Суздале у нас отвели место под музей деревянной архитектуры. Понятно, что такие проекты дорогостоящие, у них и статус уже иной — федеральный.

А художники влияют на среду?

В большей степени художники-монументалисты и скульпторы. Кальпин, Засекин, Погорелый, Овчаров — эти мастера делали для города большие вещи. Например, долгие годы училище искусств украшала мозаика Виктора Петровича Овчарова. Каждый горожанин знает памятник выпускникам, не вернувшимся с войны работы Распопова. Скульптуры Шарапова серьезно преобразовали Ялуторовск, а недавно он сделал в Тюмени памятник земскому врачу. Сейчас различные инсталляции и городская скульптура весьма популярны в мире. Тюмень тоже проявляет интерес к такому виду искусства.

Что касается живописи или графики, то, конечно, по улицам они не развешаны. Но ведь когда человек приезжает в другую страну, то чтобы понять ее культуру, почувствовать уровень города — он идет в музей изобразительных искусств. Точно так правило работает и в собственном городе. Чем выше степень насмотренности человека — тем выше общий уровень его культуры. Вот почему японцы столь чувствительны к прекрасному даже в самых малых формах и проявлениях? Они способны часами любоваться цветущей сакурой, старинной гравюрой, садом камней. Возможно, одна из причин такого развитого художественного вкуса кроется в обычном рисовании — у них в школах к этому вопросу подходят не менее серьезно, нежели к математике.

У людей всегда есть тяга к чему-то настоящему, красивому, духовному. Должен заметить, что и у нас в Тюмени на открытия выставок стало приходить больше горожан. Перед «Художниками Урала» мы очень мало давали рекламы, тем не менее, на презентации яблоку негде было упасть.

Существуют ли характерные черты, которые отличают именно тюменских художников?

Полагаю, что лучше брать более широкий диапазон — «уральские художники». Работы региональных авторов содержат нечто общее — цвет, состояние полотен, пространство. Если мы возьмем живопись Средней Азии, то непременно увидим яркие, открытые цвета: синий, красный, желтый. У нас, «за Уралом», более колоритная и весомая живопись, более сложные цвета.

Что сейчас студенты-художники пишут на пленэре?

В основном, Тобольск. Это уникальный город, где много объектов, которые можно писать. Мы восемь лет проводили «Арт-Тобольск» — к нам приезжали по приглашениям 20 художников из разных уголков России. По окончании пленэра устраивалась выставка и коллегиально выбирали по одной лучшей работе у каждого автора. Эти картины оставались в дар городу. Похожая практика была и на симпозиуме по деревянной скульптуре, который два года мы проводили в Ялуторовске. Если студент поработает рядом с известным мастером, пообщается с ним, то не представляете какой скачок он потом делает в собственном творчестве, год-два в институте столько не дает!

У вас есть любимая тема в живописи?

Женщина.

А любимый уголок?

Иногда я сажусь в свою машину и еду... в Зареку. Хотя район очень изменился, застроился, там все равно остается свое особое пространство. Там небо выше.

Текст: Людмила Янгельских

Интересное в рубрике:
Он делал хорошую карьеру на тюменском телевидении — выпускал серьезные документальные фильмы, был корреспонде...
В 12 лет он выиграл юношеское первенство России по шахматам, а в 22 года стал первым международ...
Он появился на свет и вырос вовсе не в Тюмени, но столько сделал для нее и так врос всем сущест...
В июле 2016 года тюменский историк Егор Макаров издал книгу «Тюмень глазами русских и зарубежных литераторов»...
В этом году соцсети порекомендовали ему придерживаться такой китайской мудрости: «Любое великое путешествие начинается ...
Она поет на английском, итальянском, французском, испанском, но и родной русский не забывает. Дает концерты со...
Елена Шакировна — потомок древнего княжеского рода. Влюблена в свою профессию, в свой город, в свою рабо...